Рубрики
Авторские статьи Дошкольное образование

Роль чтения в развитии эмпатии у дошкольников

Эмпатия — важнейшая составляющая морального облика человека. Ее развитие при нормальных условиях и соответствующем воспитании происходит с первых дней жизни ребенка. В данной статье на примерах отдельных художественных произведений, литературных и фольклорных, доказаны особая роль книги в нравственном воспитании дошкольников и необходимость акцентирования внимания при чтении на моментах, вызывающих эмпатию.

Джус Ольга Николаевна, учитель-дефектолог
ГБОУ Школа № 1748 «Вертикаль» г. Москвы

Эмпатия (от греч. empathia – сопереживание) – понимание чужого эмоционального состояния, переживание чего-либо случившегося или происходящего с другими людьми как плохого, так и хорошего [1]. Умение радоваться за другого не менее ценно, чем сочувствие и сострадание. Сочувствие бывает пассивным и активным. Во втором случае страждущей стороне оказывается реальная посильная помощь. Высшая форма такой помощи – альтруизм, готовность жертвовать своими интересами ради другого или других.

Эмпатия – важнейшая составляющая морального облика человека. Собственно говоря, благодаря эмпатии и смогло сформироваться человеческое общество.
В ХХ веке получила признание эволюционно-генетическая гипотеза становления этики. Выдающийся отечественный генетик В. П. Эфроимсон утверждал: «Эмоции человечности – это те свойства, которые … развивались под действием естественного отбора и входили в фонд наследственных признаков человека» [2]. Полученный «комплекс наследственных этических реакций» реализуется «в нормальных условиях», и в их реализации огромна роль воспитания [2]. «Нравственные начала» и, соответственно, эмпатия должны прививаться детям с самого раннего возраста (особый подход требуется к стойко отвергающим эмпатию детям с аутизмом).

В достижении положительных в данном отношении результатов исключительную роль играет книга, читаемая ребенку или рассказываемая. Художественная литература выполняет ряд очень важных функций: эстетическую, когнитивно-информационную, суггестивную. В частности, художественное произведение, воздействуя на эмоции ребенка, вызывает у него эмпатию к героям и тем самым формирует способность к сопереживанию в разных жизненных обстоятельствах.

Сказка «Курочка Ряба», одно из первых художественных произведений для самых маленьких детей, как раз проникнута идеей эмпатии. Ситуация, описанная в сказке, вполне понятна каждому малышу: он тоже плачет, когда что-либо ценное для него разбивается, рвется, разливается. Несмотря на драматизм произошедшего (мышка разбила золотое яйцо), и горе, переживаемое дедом и бабой, сказка очень добрая. В содеянном мышкой не было злого умысла: она нечаянно задела хвостиком яйцо. И тут же со словами утешения появляется курочка Ряба и обещает снести другое яичко, правда, не золотое (дважды такое чудо не повторяется), а простое, то есть действует по чрезвычайно важному принципу «чем смогу – помогу». Акцентирование внимания малыша на всех этих нюансах (сначала он вместе с рассказчиком досадует на не вовремя появившуюся мышку, жалеет бабу с дедом, после чего хвалит курочку за участливость) способствует развитию эмпатии.
Есть в этой сказке и еще один, уже другого рода момент – эмоциональная нагрузка звукоподражательного междометия «бах!», создающего эффект неожиданности. Обычно после произнесения этого короткого и артикуляционно доступного для ребенка слова малыш включается в пересказ сказки.

Эмпатия проявляется в умении заметить плохое настроение находящегося рядом, тактично расспросить о причине такого состояния и, если возможно, помочь. Так, в «Сказке о царе Салтане» А. С. Пушкина «грусть-тоска» князя Гвидона не ускользает от взора царевны Лебеди, и она сразу же выручает князя.
Особо ценится так называемая безмолвная эмпатия и неафишируемая помощь. В повести А. Гайдара «Чук и Гек» сторож, на вид суровый и даже будто малоприветливый старик, после неожиданного появления жены начальника геологической экспедиции с детьми, ничего не объясняя, уходит из дома. А идет он на лыжах много километров по глухой тайге к месту стоянки экспедиции, чтобы сообщить начальнику о приезде его семьи.

В рассказе А. П. Чехова «Детвора» дети играют в лото, «играют так вкусно», что у старшего мальчика, гимназиста, «появляется охота присоединиться к ним». Азарт игроков захватывает и читателей и заставляет переживать все коллизии, происходящие с каждым из героев рассказа. К сожалению, современные дети, уткнувшись в гаджеты, играют в одиночку, и это очень плохо сказывается на их развитии.

Во многих случаях большую эмпатию читатель испытывает не к пострадавшим героям, а к их спасителям. Например, у Андерсена это Герда из «Снежной королевы» и Элиза из «Диких лебедей»; у Чуковского – Айболит. Привлекательны эти герои своим активным поведением, и за исход их приключений читатель переживает.
При действительном благополучии у персонажей все же могут быть проблемы. У Малыша, героя повести А. Линдгрен, замечательная семья и друзья-ровесники. Его любят, о нем заботятся, и он как будто ни в чем не нуждается. Но оказывается, что при этом всем Малыш страдает от одиночества. И читатель или слушатель понимает его, сочувствует и радуется вместе с ним прилету Карлсона.
Бывает, что литературному герою с горестной судьбой и беспросветным будущим достается сочувствие только от читателей, как это происходит в трогательно-печальном, хотя и не лишенном мягкого юмора, рассказе Чехова «Ванька». Особая эмпатия к герою рассказа объясняется еще и тем, что читатель, в отличие от Ваньки, знает о неизбежном провале задумки мальчика, наивно надеющегося на помощь дедушки.

Тот, кто не ограничивается сочувствием, а активно помогает нуждающемуся в помощи, испытывает от своих деяний огромное удовлетворение. Героиня сказки В. Катаева «Цветик-семицветик» девочка Женя бездумно растратила на себя волшебные лепестки (и дело тут не в том, что на себя, а в том, что бездумно), зато последним лепестком исцелила незнакомого ей мальчика Витю. В итоге счастливы оба.

Сказка «Репка» учит тому, что вместе преодолеваются любые трудности и помощь маленького и слабого может оказаться решающей. Проблема эмпатии здесь, собственно говоря, не ставится, однако ребенок, благодаря кумулятивному построению сказки, с появлением каждого нового персонажа переживает, волнуется, надеется на благополучный финал, то есть испытывает эмпатию к происходящему в сказке и к ее героям.

Помощь, как для получателя, так и для благодетеля, должна иметь свои границы. Нельзя и без конца требовать, и до конца все отдавать (последнее – только в крайних случаях). Это убедительно и высокохудожественно показано в пушкинской «Сказке о рыбаке и рыбке». Золотая рыбка исполняет желания жадной, злой старухи для облегчения участи безропотного старика-подкаблучника, но самое ценное – свободу – она не отдает, несмотря на свою эмпатию к герою. При соответствующем объяснении этого примера из сказки ребенок должен понять неблаговидность ситуации, нередко встречающейся в детских отношениях, когда один без конца что-либо клянчит, а другой не может ему отказать.

Рассмотренные выше примеры, так или иначе связанные с эмпатией, позволяют выделить три вида читательской эмпатии:
1) читательская эмпатия «накладывается» на эмпатию в самом произведении, когда одни герои проявляют эмпатию к другим персонажам («Курочка Ряба»);
2) читательская эмпатия «востребована» страданиями героев произведения, она заменяет эмпатию, отсутствующую в тексте («Ванька»);
3) читательская эмпатия – реакция на происходящее в произведении, в котором нет ни прямого выражения эмпатии, ни непосредственной востребованности в эмпатии читательской («Репка»).

Все три вида читательской эмпатии можно найти и в ставших детской классикой стихотворениях А. Барто: «Уронили мишку на пол…» (первый вид), «Идет бычок, качается…» (второй вид), «Самолет построим сами…» (третий вид). Таким образом, чтение предоставляет возможность обращения к проблеме эмпатии в разных формах ее проявления.

Ко всему вышесказанному необходимо добавить следующее. Нередко эпизод из литературного произведения, кинофильма, спектакля вызывает сильнейшую эмпатию, трогает до слез. Однако похожая ситуация в реальной жизни оставляет равнодушным и не привлекает внимания. Между тем во многих случаях эмпатия весьма желательна и, главное, посильна для ребенка. Например, можно порадовать заболевшего друга нарисованной для него смешной картинкой или помочь малышу «восстановить» развалившийся песочный замок и т. п.

Итак, книжная эмпатия благодаря художественному изображению более наглядна, но при игнорировании реальной эмпатии воспитательной функции не выполняет. Несмотря на свою колоссальную значимость, по отношению к реальной она все же вторична. Только суммарное привлечение детского внимания к соответствующим моментам, и реальным, и книжным, сравнение их, сопоставление послужат надежным средством для развития у ребенка эмпатии.

Литература:
1. Ефремова Т. Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный : [В 2 т.] / Т. Ф. Ефремова. — М. : Рус. Яз., 2000.
2. Эфроимсон В. П. Родословная альтруизма / В. П. Эфроимсон. – Текст : непосредственный // Новый мир. 1971. — №10. – С. 194.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.