Рубрики
История

Чураев В.И. Cвязи с общественностью и проблемы коммуникации в современной культуре

Чураев Владимир Иванович,
кандидат педагогических наук, доцент,
методист
ГБОУ ГМЦ ДОгМ,
churaevvi@mosmetod.ru

 

Связи с общественностью, как вид деятельности, теснейшим образом взаимодействуют с такими явлениями, как коммуникация и информация. Связи с общественностью нацелены на работу в информационном пространстве. Информация становится ключевым ресурсом PR-технологий, одновременно являясь стратегическим средством и инструментарием связей с общественностью.

Рассмотрим в данном аспекте современную культуру. Процессы, протекающие в современной культуре и пронизывающие все ее составляющие, исследователи связывают с эпохой Постмодернизма. И если первоначально Постмодернизм являлся и осмыслялся в большей мере как этап развития искусства, художественного творчества, то в дальнейшем многие исследователи стали склоняться к мысли о том, что это явление характеризует общекультурные изменения или, иными словами, процесс современного социокультурного развития, распространяясь на сферу политики, науки, философии и другие сферы культуры.

С Постмодернизмом многие западные исследователи связывают идею кризиса культуры. Жан Бодрийар в книге «Откровенность зла: эссе об экстремальных феноменах» отмечает, что в современной культуре исчез позитивный импульс к развитию, так как произошла девальвация основных ценностей. По мысли Бодрийара, аксиологическая сфера культуры распалась, а процессы развития продолжаются вне ценностей и идеалов. Идея прогресса исчезла, – отмечает Бодрийар, – но прогресс продолжается. В политической сфере идеалы политики исчезли, но продолжается политическая игра. Все это приводит к невозможности сформировать организующий принцип ни в эстетической, ни в политической сфере.

Ж.-Ф. Лиотар видит кризис современной культуры в утрате таких метанарративов, как герменевтика смысла, идея освобождения человечества, диалектика духа, идея прогресса. А значит, обессмысливается, теряет смысловое наполнение и коммуникация в культуре. Диалог культур, поиски смысла в современной культуре оказываются столь сложным процессом, что иногда в Постмодернизме происходят срывы в сторону иррационализма, натурализма и т.п.

Во многом такого рода кризисные явления обусловлены изменениями в иерархии культурных составляющих, в результате которых подвергается сомнению наука как центр культурной парадигмы. Для постмодернистской эпистемы характерно представление о мире как о хаосе, бессмысленном и непознаваемом, отказ от детерминизма и историзма, – отмечают И. Пригожин и И. Стенгерс и в то же время озаглавливают свою работу показательным названием «Порядок из хаоса».

Каким образом хаос упорядочится? Вокруг какого центра оформится новый этап культуры? Это вопросы, требующие ответа от современной науки.

Можно согласиться с общим выводом М.С. Кагана, И. Пригожина о том, что современный Постмодернизм знаменует не столько кризис культуры, сколько ее существенную перестройку. По мере развития постмодернистской ситуации становится ясно, что Постмодернизм несет в себе проблему поиска того, что будет дальше, проблему поиска новых смыслов и принципов грядущей культуры.

Понять суть и механизм такой перестройки невозможно без всестороннего анализа коммуникативного механизма современной культуры. И если создание целостной картины – дело будущего, то следует отметить, что сегодня исследования в области коммуникации ведутся не только весьма интенсивно, но и многоаспектно. Однако, какие бы аспекты не выделялись, будь то специфика интерактивной коммуникации в сети Интернет, или необходимость диалога в современной культуре, или тупики и перспективы развития межкультурной коммуникации в поликультурном обществе – так или иначе все эти вопросы проясняют важнейшую социальную тенденцию современной культуры, связанную с процессами глобализации и интенсивным развитием информационных технологий.

В современной культуре существенно изменилось, прежде всего, коммуникативное пространство. Расширение этого пространства во многом обусловлено тем, что во второй половине ХХ века на смену индустриальной цивилизации пришла постиндустриальная, информационная цивилизация. Как отмечал Мануэл Кастеллз в исследовании «Эпоха информации: экономика, общество, культура», там, где индустриальное общество искало эффективные средства производства товаров и стимулирования потребительских настроений, информационное общество перешло на приемы аккумуляции знания как пути к увеличению производства информации и взаимодействия информационных потоков.

Данная проблема, безусловно, актуальна и привлекает внимание разных исследователей. Поэтому выделим в ней важный и не до конца осмысленный момент, связанный с парадоксальным противоречием – избыточностью и одновременно недостаточностью информации в коммуникативном механизме современной культуры.

Так, И.А. Мальковская подчеркивает, что в процессе «фрагментации» человеческой сущности участвует и социальная коммуницируемость, связанная с беспрерывным наращиванием информации, потерей над ней контроля, все возрастающей зависимостью человека от носителя информации и его бессилием перед осознанием всех ее смыслов и «бессмыслиц». Процессы, связанные с эксплозией информации (внешним «взрывом», ведущим к явной избыточности информации), и процессы, связанные с ее имплозией (внутренним «взрывом», размывающим информационные смыслы) во многом связаны с тем, что коммуникация в современной культуре имеет в большей мере не содержательную, коммуникативную, а технологическую или, другими словами, коммуникационную детерминанту.

Зададимся вопросом, а почему смыслы информации размываются? На наш взгляд, в этом плане можно выделить несколько моментов.

Прежде всего, отметим, что культура, как знаковая, коммуникативная система, является специфическим механизмом по превращению энтропии в информацию, системой выработки, передачи информации, а главное – постоянного увеличения ее объема. Именно такой механизм обеспечивает развитие, усложнение культуры, ее стабильность и в то же время динамизм.

Но информация, воплощаемая в текстах культуры, многообразна, она бывает разной степени сложности. Основной массив текстов современной культуры вырабатывается в структуре массовой культуры, а это накладывает на содержание текстов, их форму, определенный отпечаток. Многие тексты в глобализирующемся информационном поле – это результат действия именно механизма массовой культуры, ее реализации. На современном этапе, как отмечает А.Я. Флиер, возникает необходимость в радикальной институционализации и универсализации содержания транслируемого социального опыта, ценностных ориентаций, паттернов сознания и поведения в формировании соответствующих норм и стандартов социальной и культурной адекватности человека, инициировании его потребительского спроса на стандартизированные формы социальных благ и атрибутов престижности. Реализатором такого рода задач и стала массовая культура. Но описываемый процесс имеет и другую сторону. Масса стала адресатом определенных текстов как продуктов коммуникативной деятельности. В массовой культуре происходит потеря смысла в тексте коммуникации. «Массы, – как отмечал Ж. Бодрийяр, – производят неразличенность. Требующему критической оценки сообщению они предпочитают погруженный в гипноз медиум».

Стандартизация, упрощение сложной системы ценностных ориентаций, акцентирование простейшей оппозиции («свои» – «чужие»), инфантилизм, замещение многофакторных иерархических причинно — следственных связей между событиями простыми их интерпретациями обедняют содержание текстов массовой культуры. Возникает определенное противоречие между сложноорганизованной в технологическом плане коммуникационной системой и упрощением ее содержательного потенциала, так как массовая культура – это, прежде всего, обыденная культура с выраженными инфантильными чертами.

Следует учитывать, что массовая культура – это культура, направленная преимущественно на выражение, а не содержание, а значит, ей свойственно представление о своих текстах как о текстах единственно правильных. Таким образом, эти тексты выступают как образцы для подражания и в этом смысле навязываются реципиенту. Тексты приобретают черты нормативности, что порождает оппозицию «хорошее» – «плохое», «правильное» – «неправильное», «образец» – «необразец» и т.п. При этом «свои» тексты соотносятся с культурой, а другие не воспринимаются («И слушаю – не понимаю», – А.С. Грибоедов). В такого рода оппозициях затруднен процесс порождения текстов, несущих новое содержание, что, по сути, мешает развитию, замедляет динамику системы культуры, т.е. тексты продуцируются и распространяются как некий стандарт. Поэтому механизм культуры в аспекте новизны работает вхолостую, так как продуцируется принцип нормативности, и не может достаточно свободно воплощаться принцип альтернативности, при котором самые разные тексты сосуществуют в культуре, и образуется структурное поле, которое и заполняется новой информацией.

Своеобразное упрощение текстов культуры в то же время не снижает темпов развития информационного пространства. Культура предстает как система с лавинообразным возрастанием информационных возможностей.

Еще Ю.М. Лотман предупреждал об избыточности такой лавинообразности: «Скорость ее развития далеко не всегда диктуется реальными потребностями человека – в игру вступает внутренняя логика убыстряющейся смены работающих механизмов информации. При этом в целом ряде областей (научная информация, … массовая информация) возникают кризисные явления, порой приводящие целые завоеванные культурой сферы на грань полного выпадения из системы общественной памяти. “Самовозрастание логоса”всегда вызывало лишь положительную оценку. Сейчас становится очевидным, что при этом с неизбежностью возникает механизм, который своей сложностью и темпом роста может подавить этот же логос». Дело в том, что тексты порождаются в каком-то смысле сами по себе, а не в результате вопрошания субъектом. Поэтому они и не становятся, пользуясь терминологией В.С.Библера, «произведениями культуры», а лишь – «произведениями цивилизации».

Подчеркнем в связи со сказанным еще один момент, объясняющий такого рода лавинообразность. Коммуникативный механизм культуры не только постоянно создает, но и отчуждает тексты, ставшие штампами, в сферу некультуры. Но если такие тексты считаются образцовыми, их перемещение на периферию культуры затрудняется.

Кроме того, в процессе коммуникации в массовой культуре особое внимание уделяется не коммуникатору, а адресату, но не в горизонте его личностного развития, а в том смысле, что качество «ценности» приобретают те тексты, которые являются понятными. Такие тексты обладают минимальным уровнем условности, ориентированностью на обыденность и естественный язык. Поэтому в массовой культуре большое значение приобретает телевидение как средство массовой информации, воплощающее документальность, создающее иллюзию достоверности, а в киноискусстве популярными становятся жанры боевиков, «фильмов ужасов» и др., в которых в гиперболической и фантастической форме с применением новейших технологий и спецэффектов заключено упрощенное содержание.

Обратим внимание еще на один момент. В коммуникационный канал культуры встроена память, поэтому адресатом сообщения может быть современник, а может – потомок, т.е. потенциальный адресат в будущем. Массовая же культура акцентирует сиюминутность, а поэтому ее в малой степени интересуют потенциальные адресаты, более того, в ней в обедненной форме представлена и память предшествующих поколений. Для массовой культуры интересны в основном тексты своей эпохи и в гораздо меньшей мере тексты прошлых эпох, что в целом упрощает ситуацию культурного полиглотизма. А ведь в культуре XXIвека диалогично сосуществуют тексты разных культурных эпох (Античности, Средневековья), разных национальных культур. Но в рамках массовой культуры они остаются невостребованными, не происходит «встреча», взаимопроникновение этих текстов, то есть диалог в контексте коммуникаций ХХIвека.

Итак, для выработки новых смыслов в культуре необходимо разнообразие и на уровне различных национальных культур, различных индивидуальностей, а на уровне языка возникает необходимость существования различных семиотических систем. Именно стремление к гетерогенности обуславливает в культуре выработку новых смыслов.

Поэтому сегодня все сильнее ощущается потребность более широкого выхода за пределы массовой культуры и этот выход находит свое воплощение именно в диалогической коммуникации. При этом важнейшее значение приобретают проблемы диалога между различными национальными культурами, между массовой и элитарной культурой и т.п. Не останавливаясь на этом подробно, заметим, что современный коммуникативный механизм культуры воплощает не только противоречия, но и в плане диалогизма намечает перспективы развития. Чтобы эти перспективы стали реальностью, необходимо, на наш взгляд, и более целостное представление о взаимосвязи культуры и коммуникации, чем то, какое есть в современной науке.

Что касается развития диалогической коммуникации в связях с общественностью, то следует отметить, что с середины 70-х годов развитие PR-технологий было связано с расширением и дроблением рынков, распространением маркетинговых технологий. Это привело к расширению круга заинтересованной общественности и формированию межнациональной политики крупных организаций, к построению мультикультурных стратегий. Данный период развития PR-специалисты связывают со становлением общества глобальной информации. При этом значение связей с общественностью усиливается, так как ускоренный рост высоких технологий, увеличение количества коммуникативных каналов, серьезные политические, социальные и экологические конфликты постоянно требуют достижения определенного уровня социального согласия. Акценты в PR-деятельности все больше смещаются от концепции воздействия на среду к изучению и применению моделей и способов управления социальной реальностью. Развивается «двусторонняя асимметричная» модель коммуникации, которая является несбалансированной (организации не  меняются сами, но пытаются изменить взгляды общественности), что не дает возможности установить истинную диалогическую взаимосвязь в обществе.

Поэтому с конца 80-х годов начинают развиваться новые процессы в PR-коммуникациях, связанные с широким распространением интернет-технологий, мультимедиа, «сетевой» идеологии. Данное время порождает «двустороннюю симметричную» модель, которая предусматривает не только воздействие на общественное мнение, но и возможность изменения самой организации. Такая коммуникативная модель – это основа для диалога, что является в будущем залогом гармонизации общества, достижения общественного согласия.

Выделим некоторые аспекты коммуникации в современной культуре, особенности которых, безусловно, необходимо учитывать в PR-деятельности.

Во-первых, развитие информационных технологий вызывает становление новой информационной цивилизации, которая порождает и новый «социум культуры». Информационные технологии преобразуют труд в больших коллективах в индивидуально–всеобщий, апеллируя к индивидуальным запросам человека, к его истинным устремлениям, обращая его к насущным (ему необходимым) коммуникациям, тем самым уводя от текстов нормативных, а значит, внося в индивидуальную жизнь культуру как форму самодетерминации бытия, характера, судьбы. Деятельность, таким образом, направляется на создание содержательных текстов коммуникации, что дает надежду на их совершенствование в смысловом аспекте, выработку новизны.

По сути дела, человек, работающий в информационной среде глобальной сети, имеет возможность вступить в коммуникацию с мыслящим человечеством, в чем можно усмотреть основу для движения к «социуму культуры». Это происходит на путях преодоления как тупиков массовой культуры, так и крайнего индивидуализма и дает возможность перейти к свободному общению, которое позволяет вырабатывать новые смыслы, создавать не массовые, а уникальные произведения.

Во-вторых, в эпоху перемен в современной социокультурной ситуации (особенно на российской почве) поступки человека, его сознание, а, следовательно, и коммуникативное поведение, определяются не столько стабильными условиями, сколько изменениями бытия, скоростью его преобразований. Это ставит человека в ситуацию выбора, заставляет каждый день все решать заново, становиться личностью, то есть самодетерменировать сознание и бытие, внося смысл в коммуникацию. Такой выбор каждому рано или поздно необходимо осуществить, чтобы не оказаться под провалом культуры. Именно это дает надежду на смысловое развитие коммуникаций, а значит, становление человека не как массового потребителя информации, а в горизонте его личности.

В-третьих, индивидуальное человеческое существование остается выхолощенной абстракцией, если изолироваться от того, что человек на протяжении всей истории культуры определяется по отношению к самому себе, другим и миру в целом не только через внутреннюю коммуникацию или общение с другими людьми, но и через коммуникацию с трансцендентными, Универсумом. Культура во всех своих исторических превращениях демонстрирует обращенность человека к коммуникации вовне, с иным миром, что иногда спасало субъекта культуры от провала в хаос. Существование в глобальном мире с его опасностями и противоречиями тоже побуждает человека к коммуникации с Универсумом. Модели такой коммуникации предлагают современные исследователи Л.В. Лесков, В.В. Налимов, И. Пригожин и др. В.В. Налимов выдвинул концепцию, во многом продолжающую идеи В.И. Вернадского, согласно которой Вселенная содержит два слоя – физический мир и мир семантический, концентрирующий смыслы, спрессованные вдоль семантической оси. Сознание человека в коммуникации с этим слоем расшифровывает смыслы, следствием чего становится появление нового содержания.

Итак, современная культура актуализирует диалог различных национальных культур, культур разных эпох и является формой этого диалога. Кроме того, сегодня в культурной коммуникации наблюдаются два противоположных процесса. С одной стороны, обеднение текстов коммуникации в рамках массовой культуры. С другой стороны, мы видим перспективы развития коммуникации, в которой происходит постоянный процесс человеческой самодетерминации, когда человек выносит себя на грань вопрошения глубинных вопросов бытия, распредмечивая смыслы культуры, заключенные в ее текстах, и создавая новые тексты или вступая в коммуникацию с Универсумом. В свете этих предельных идей человек может стать ответственным, но и свободным в коммуникации для того, чтобы строить свою судьбу и одновременно осуществлять социокультурное развитие человечества.

PR-коммуникации, основанные на двусторонней симметричной модели, в наибольшей мере отвечают потребностям современной культуры, способствуют движению к гармонии в обществе.

Список литературы:

1. Апфельбаум С., Игнатьева Е. Связи с общественностью в сфере исполнительских искусств. М., 2003.
2. Библер В.С. На гранях логики и культуры. М.,1997.
3. Бодрийяр Ж. В тени молчаливого большинства или конец социального. Екатеринбург, 2000.
4. Грохова В.М. Гринберг Т.Э. Связи с общественностью. Теория, практика, коммуникационные стратегии. М., 2011.
5. Дридзе Т.М. Социальная коммуникация как текстовая деятельность в семиосоциопсихологии // Общественные науки и современность. 1996. № 3.
6. Лотман Ю.М. О семиотическом механизме культуры // Семиосфера. СПб., 2000.
7. Лотман Ю.М. О типологическом изучении культуры //Статьи по семиотике культуры и искусства. СПб., 2002.
8. Мальковская И.А. Знак коммуникации. Дискурсивные матрицы. М.,
2004.
9. Флиер А.Я. Массовая культура // Социологический энциклопедический словарь. М., 1998.
 
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.