Рубрики
История

Карпинчик С.Г. Исторические парадоксы как метод реализации компетентностного подхода (на основе информационного пространства исторического парка «Россия – Моя история»)

Карпинчик Светлана Григорьевна,
методист
ГБОУ ГМЦ ДОгМ,
karpinchiksg@mosmetod.ru

 

Здравый смысл утверждает, что у всех вещей есть четко определенный смысл;

но суть парадокса состоит в утверждении двух смыслов одновременно.

Современный французский философ Жиль Делёз,

автор книги «Логика смысла»

Информатизация современного образовательного процесса – это объективная реальность. Многообразие информационных ресурсов и формирование необходимых ключевых компетенций по работе с информацией предъявляют новые требования и к условиям образования, и к содержанию, и к методам обучения, способствующих готовности ученика через восприятие и представление информации к ее усвоению. Поэтому урок сегодня – это комплексная работа с информацией, представленная средствами и приемами, наиболее эффективными для восприятия и представления учебной информации.

С этой точки зрения, в экспозициях исторического парка «"Россия – Моя история". "Рюриковичи". "Романовы"», использованы наиболее современные технологии музейного показа: интерактивные сенсорные экраны, проекционный купол, видеопанели с трехмерными историческими реконструкциями, лайтбоксы и др., позволяющие увидеть историю Отечества в единой ретроспективе.

В данных условиях информационного пространства наиболее эффективной формой учебной деятельности представляется историческое исследование, которое включает в себя не только поиск информации из исторических источников, ее анализ и систематизацию, но и обработку различных данных, визуализацию информации.

Особенность исторического парадокса в том, что он непосредственно связан с историческим событием, обстоятельствами и последствиями.

Сам термин «парадокс» возник еще в античной философии для характеристики нового, необычного, оригинального мнения о чем-либо. Из Большой советской энциклопедии (БСЭ) следует, что парадокс (от греч. paradoxos – неожиданный, странный) – неожиданное, непривычное (хотя бы по форме) суждение (высказывание, предложение), резко расходящееся с общепринятым, традиционным мнением по данному вопросу. В энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона, в 86 т., (СПб., 1890–1907 гг.) отмечается, что «у энциклопедистов в особенности господствовал культ Парадокса».

Парадокс разрушает привычную истину. И, как говорил Оскар Уайльд, это «лучшее, чего мы можем достичь, потому что абсолютных правд не существует».

В самом широком смысле под парадоксом понимают высказывание (утверждение, суждение или вывод), которое расходится с общепринятым мнением и кажется нелогичным.

Также парадо́кс – это то, что может существовать в реальности, но не имеет логического объяснения. В парадоксе отсутствует порядок в причинно-следственных связях.

На данный момент приняты следующие виды парадоксов: высказывание, утверждение, суждение, вывод, идея. Вот некоторые примеры словесных парадоксов:

«Россия при своем безмерном протяжении, живет еще жизнью разных столетий». (Р.А. Фадеев, военный историк XIX века)

«Весь процесс исторического развития на Руси стал обратным западноевропейскому: это было развитие от свободы к рабству». (Г.П. Федотов, религиозный мыслитель XX века)

«На русском престоле <он> стал еще более голштинцем, чем был дома…» (В.О. Ключевский, историк)

Как видно, парадокс по стилю напоминает афоризм, но, в отличие от афоризма, поражает неожиданностью. Антонимом парадоксальности является ортодоксальность – проверенность, традиционность. Таким образом, хороший словесный парадокс краток, четко сформулирован, логически завершен, эффектен и афористичен.

По форме изложения можно классифицировать 4 группы парадоксов.

Рисунок 1

Парадоксы лежат в основе поэтики пословиц и поговорок. Еще в произведениях древнерусской письменности XII–XIII вв. («Слово о полку Игореве», «Моление Даниила Заточника») можно встретить древнерусские пословицы. Но большая часть пословиц рождена устным народным творчеством:

«Закон что дышло, куда повернул, туда и вышло»;

«Близ царя – близ чести, близ царя – близ смерти»;

«Тело государево, душа божья, а спина барская»;

«Отогрелся в Москве, да замерз на Березине»;

«Чем ближе к Москве, тем сильнее рабство.»

Со времен Цицерона, чей философский труд «Парадоксы» был воспринят современниками-римлянами, парадоксы нередки и в литературе: в юмористической, сатирической, полемической. Парадокс, как художественный прием, не только средство характеристики персонажей, иногда на парадоксе основаны сюжетные линии или даже целые произведения. Парадоксальностью, например, отличаются афоризмы Козьмы Пруткова, басни И.А. Крылова произведения Ф. Тютчева, Бернарда Шоу, Оскара Уайльда.

«Мы то всего вернее губим, что сердцу нашему милей.» (Ф.И. Тютчев)

«Только в государственной службе познаешь истину.» (Козьма Прутков)

«Жизнь – альбом. Человек – карандаш. Дела – ландшафт. Время – гумиэластик: и отскакивает, и стирает.» (Козьма Прутков)

Парадоксальными бывают и некоторые сюжеты произведений искусств. Например, направление в искусстве – сюрреали́зм (фр. surréalisme), сформировавшееся к началу 1920-х во Франции, отличается использованием иллюзий и парадоксальностью форм.

«Глядя на мир, нельзя не удивляться!» (Козьма Прутков)

Рисунок 2. Рисунок Станислава Плутенко.

Сам автор определяет стиль, как «Увидеть необычное и сделать необычнее».

Если один из исторических парадоксов – соединить с парадоксальным изображением вот такого средневекового города, станет необычной форма исследования с представленными визуально основными вопросами и задачами поиска информации.

Философский парадокс затрагивает извечные проблемы, значимые как для отдельно взятой личности, так и для развития общества в целом:

«Люди жестоки, но человек добр.» (Р. Тагор);

«Война – такое же наказание для победителя, как для побежденного.» (Т. Джефферсон);

«Все страны живут по законам, а Россия – по пословицам и поговоркам.» (Александр II);

«Русским народом управлять несложно, только бесполезно. Всё равно именно тебя обвинят во всех смертных грехах.» (Александр II).

Зачастую,философский парадокс сближается с парадоксом историческим. Они глубже стремятся познать законы сосуществования и взаимодействия людей в обществе. Мы убеждаемся в этом, как только встречаем такие парадоксальные примеры:

«В столицах шум – гремят витии…

А там, во глубине России,

Там вековая тишина»

(Н.А. Некрасов)

Президент Академии наук граф Николай Николаевич Новосильцев предложил избрать в почетные члены Аракчеева.

– В чем же его заслуги перед наукой? – спросил Новосильцева один из академиков – А.Ф. Лабзин.

– Он ближе всех к государю, ответил президент.

– Тогда я предлагаю избрать царского кучера Илью Байкова. Он не только близок к государю, но и сидит перед ним, – отвечал Лабзин.

Становится очевидным, что парадоксальное высказывание вступает в противоречие с принципами жизненного опыта. Оно обостряет наше восприятие, заставляет посмотреть на привычные вещи под другим углом зрения. И вместе с тем стимулирует осмысление текста или ситуацию в целом. Возникает противоречие между тем, к чему мы привыкли, и тем новым подходом к анализу окружающей действительности, которое опровергает привычное восприятие.

В образовательном процессе возможно в полной мере использовать особенности исторических парадоксов:

1. способствуют формированию критического мышления;

2. обеспечивают творческое применение знаний;

3. формируют опыт исследовательской деятельности;

4. вскрывают противоречивые стороны объекта познания;

5. приобщают к самостоятельному решению познавательных задач;

6. представляют метапредметные связи в интеграции с научными знаниями;

7. создают основы для коммуникационного общения и взаимодействия.

Работа с историческим парадоксом также способствует освоению обучающимися межпредметных понятий, универсальных учебных действий, достижению метапредметных результатов, и включает в себя следующие методические аспекты:

1. Точное уяснение информации, заключенной в рассматриваемой фразе, выделение главной мысли как смыслового основания рассуждения.

2. Понимание ситуации во всех деталях, выявление внутренних противоречий, логической несовместимости.

3. Опора на известные факты, примеры, имена.

4. Подбор информации в подтверждении или опровержении.

5. Анализ собранной информации, реконструкция исторического прошлого.

6. Индивидуализация. Подготовка вывода.

Исторический парадокс оставляет вопрос открытым, тем самым дает возможность каждому в процессе ислледования составить свое мнение, сделать свой выбор, прийти к своему результату.

В качестве примера можно представить урок, созданный в рамках проекта «Урок в Москве»: «Тяжела ты, шапка Мономаха». В ходе исторического исследования предлагается воспользоваться методом исторического парадокса и попытаться сделать урок более интересным, необычным, новационным в восприятии исторической информации. В экспозиции интерактивной выставки «Исторический парк «Россия – Моя история» обучающимся через историю последних дней власти известных правителей России предстоит дать оценку времени их правления и объяснить один из парадоксов истории: «Чем влиятельнее правитель, чем значительнее его достижения, тем более непредсказуем его финал».

Итогом самостоятельной исследовательской деятельности станут письма, которые смогут написать обучающиеся, вообразив себя свидетелями исторических событий.

Работа в группах строится на основе заданий двух рабочих листов. Одна группа в экспозициях выставки зала № 15 «Иван IV Грозный» узнает, каким для Ивана Грозного оказался царский венец «шапка Мономаха»? Другая группа в экспозиции выставки второго этажа о династии Романовых (зал № 6) узнает, каким царский венец оказался для Петра Первого.

Нам показалось парадоксальным, на первый взгляд, покаяние Грозного царя, его раскаяние. Через призму откровений стало возможным подойти к главным вопросам внешней и внутренней политики, сложной, противоречивой эпохи. Поэтому одно из заданий связано с документами интерактивной экспозиции под рубрикой «Покаяние Ивана Грозного».

Фотография 1

Внимательно рассмотрите интерактивную экспозицию. Найдите документы под рубрикой «Покаяние Ивана Грозного». Из записанных откровений русского царя узнайте, в каких смертных грехах он кается.

С помощью информации интерактивного стенда вспомните главные события эпохи Ивана Грозного. Найдите известные Вам факты, раскрывающие тяжесть царских грехов (не менее 4 фактов). Заполните таблицу:

Название смертного греха

Событие

           Дата         

 

 

 

 

А с чем можно сравнить трагедию «Медного всадника»? Парадоксальным образом наводнение в Петербурге связано с последними днями российского императора Петра Первого в 1725 году. Такой вопрос ставится перед участниками 2 группы.

В экспозиции зала представлен лайтбокс «Большое наводнение в Петербурге, 1824 г.». Какое впечатление производит на вас этот сюжет? Как он связан с последними днями российского императора в 1725 году? С чем можно сравнить трагедию «Медного всадника»? Приведите не менее 3 примеров.

Фотография 2

Завершением урока станет последний парадокс результата познания. Обучающиеся сами выбирают схему и пытаются раскрыть ее смысл на собственных личных примерах. В этот момент станет очевидным, как они преодолевали свое состояние фрустации и были способны к эмпатии.

Рисунок 3

Парадоксально современным звучит сегодня высказывание французского мыслителя эпохи Возрождения Мишеля де Монтеня о роли учителя в образовательном процессе, о предмете «История»: «Пусть учитель <…>, объясняя что-либо ученику, покажет ему это с сотни разных сторон и применит к множеству различных предметов. <…> Пусть он преподаст юноше не столько знания исторических фактов, сколько уменье судить о них. Это, по-моему, в ряду прочих наук именно та область знания, к которой наши умы подходят с самыми разнообразными мерками.» <…> «Обратившись к истории, юноша будет общаться с великими душами лучших веков.».

Список литературы:

1. Балязин В. Н. 1000 занимательных сюжетов из русской истории : Книга для учащихся старших классов. М.: Просвещение, 1995.
2. Балязин В. Н. История России в занимательных рассказах, притчах и анекдотах. IX– XIX века. Изд. 2-е, стер. М.: Дрофа, 2005.
3. Балашов Л. Е. Парадоксы и парадоксальное мышление. М., 2011.
4. Галкин А. Русская проза второй половины XIX века. Антология. М.: Дрофа, 2003.
5. Корчина О. Романтический сюр Станислава Плутенко. Литературная Россия, 11 декабря 2009.
6. Мишель Монтень. Опыты, кн. I. М.–Л., Изд-во АН СССР, 1960. С. 189–212.
7. Фадеев Р. Кавказская война. М.: Эксмо, 2005. – 640 с.
 
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.