Рубрики
История

Котов П.Л. Ресурсы парка «Россия – Моя история» как материал для знакомства с гендерной историей

Котов Павел Львович,
методист
ГБОУ ГМЦ ДОгМ,
kotovpl@mosmetod.ru

 

В настоящее время продолжаются дискуссии о принципах преподавания истории, особенно, в старшей школе. В частности, предлагается знакомить обучающихся с основными направлениями современной историографии. Гендерная история – неотъемлемая часть научной мысли. Поэтому мы предлагаем представить обучающимся ее основные идеи и методы.

Решая эту задачу, мы создали урок в рамках проекта «Урок в Москве» «Наследницы Петра I». Обучающимся предстоит разобраться в том, что послужило причиной многочисленных дворцовых переворотов и как это повлияло на историю нашей страны, сделать вывод: были ли русские императрицы достойными конкурентами мужчинам-правителям России и сформулировать тезисы, показывающие, чем мужское правление отличается от женского.

Итогом урока станет составленное обучающимися послание (гимн, панегирик, славословие, ода) к одной из императриц, правление которой кажется им наиболее блистательным.

А экспозиция интерактивной выставки «Россия – Моя история» – «Романовы» дает возможность обучающимся познакомиться с драматическими событиями российской истории второй половины – конца XVIII века.

Гендерная история как самостоятельная историческая дисциплина появилась относительно недавно – в конце 1980-х годов. Ей предшествовала так называемая «женская история». Движущей силой этого направления были феминистки всех мастей, которые, опираясь на учение Фрейда, представляли историю как извечное рабство женщины, основанное на половом признаке. Однако к середине 1970-х стало очевидным, что «женская история» зашла в тупик: ее содержание ограничилось темой угнетения и подавления женщин. Женское и мужское в истории резко разводилось и противопоставлялось друг другу. Тогда-то и появилась гендерная история как альтернатива незадачливым предшественникам.

Термин «гендер» (от английского род) был предложен американским историком Джоан Скотт в начале 1980-х годов. Гендер – это пол, но не в биологической форме, а в социальной. Сам термин «пол» теперь соотносится лишь с биологией и физиологией, а «гендер», в свою очередь, — с явлениями культуры, социальной психологии, социологии и социальной антропологии. Ученые подчеркивают, что гендерный статус, иерархия и модели поведения задаются не природой, а предписываются институтами социального контроля и культурными традициями. Воспроизводство же гендерного сознания на уровне индивида поддерживает сложившуюся систему отношений господства и подчинения во всех сферах. В этом контексте гендерный статус выступает как один из основополагающих элементов социальной иерархии и системы распределения власти, престижа и собственности.

Предмет гендерной истории – это история складывания и функционирования отношений и взаимодействий, разделяющих общество по признаку пола, история представлений о «мужском» и «женском» как о категориях социальной иерархии, история самопредставления мужчин и женщин. Во главу угла исторических исследований была положена т.н. «святая троица»: гендер, этнос и класс. В то же время, гендерная история – это история изменений женского социального статуса и функциональных ролей, это история глазами женщин, написанная с позиций женского опыта. В понятие гендерной истории включаются четыре функционально-смысловых блока, на которые опирается все историческое исследование:

1. Комплекс символов и образов, характеризующих мужчину и женщину в культуре (гендерных стереотипов), типических идеальных образов (Дева Мария, Жанна д`Арк), представлений о порочности, осквернении и чистоте, формы их репрезентации и трансформации в разных исторических контекстах и многих аналогичных сюжетов.

2. Комплекс норм – религиозных, педагогических, научных, правовых, политических (гендерных норм), который предполагает изучение сложившихся в культуре нормативных предписаний.

3. В свою очередь, при анализе комплекса проблем самовыражения, субъективного самовосприятия и самоосознания личности (гендерной идентичности) требовалось рассмотрение особенностей самоидентификации мужчин и женщин в различные эпохи.

4. Последний комплекс включает в себя анализ роли полового различия в функционировании социальных институтов, которые участвуют в формировании гендера (это семья, система родства, домохозяйство, рынок рабочей силы, система образования, государственное устройство и т. д.) Как воспроизводятся социальные асимметрии, связанные с полом, как функционируют институты социального контроля, и за счет чего осуществляется распределение и перераспределение власти, материальных и духовных благ, собственности и престижа в масштабах всего общества, класса, группы и т. д. – все эти вопросы выдвинулись на первый план.

Центральное место в гендерной истории занимает проблема соотношения приватного и публичного. В разных культурах мы часто встречаем совпадение дихотомий мужского-женского с публичным-приватным. Причем женщина, как правило, активно вытесняется из сферы публичного.

Отличный материал для изучения подобных проблем являет собой история России второй четверти – конца XVIII века. Это во многом был уникальный период не только в русской, но и в мировой истории: целые 75 лет страной правили женщины-императрицы. Ситуация, скажем прямо, сложилась парадоксальная. С одной стороны, страна продолжала жить во многом по нормам «Домостроя» XVI века, представлявшего женщину существом второго сорта, а с другой – у власти почти не прерывно в течение семи десятилетий находятся представительницы слабого пола. «Да здравствует всемилостивейшая государыня императрица, хотя она и баба»! – такой тост можно было нередко услышать кабаках. Кстати, за него бросали в тюрьму. Была расхожа в народе и пословица: «Кому воду носить? – Бабе. – Кому биту быть? – Бабе. А за что? – За то, что баба».

Вместе с тем существовал и противоположный полюс ситуации. Императрицы позиционировали себя как реинкарнацию Петра I, обещая следовать заветам его политики. Неслучайно девиз ордена Св. Екатерины, первым кавалером которого была жена Петра I, звучал так: «Трудами сравнивается с супругом». То есть допускалось, что женщина на троне может уподобиться мужчине. Но, как считалось, до конца ей это будет сделать трудно, поэтому вокруг императриц всегда существовали совещательные объединения мужчин, которые помогали править царицам, не забывая о личной выгоде.

Вместе с тем, правительниц в народе величали «матушками», «заступницами» и «милостивицами». И это понятно. «При всей тирании и унижении, – пишет историк Казимир Валишевский, – женщина царила в домашней жизни. Закон и обычай единогласно отводят ей здесь в известном смысле привилегированное положение. Она управляет домом. Она может наравне с мужчиной и вполне самостоятельно владеть имением, крепостными и распоряжаться ими по своему усмотрению. Это обстоятельство заставляет выдвинуться тип барыни-хозяйки». Отсюда – «матушка». Действительно, русские императрицы правили государством как своим домом, зачастую оставаясь в сфере приватности, а не публичности, которую так любят мужчины-правители. И, несмотря на желание походить на Петра, к власти они подходили по-женски. Дела зачастую решались не в соответствии с рациональными аргументами, а эмоционально (например, отмена смертной казни при Елизавете, вступление в Семилетнюю войну как результат личной «обиды» на Людовика XV). «Не говорите ей умных речей, – говорил английскому послу граф Потемкин относительно Екатерины II, – она не будет вас слушать. Не предлагайте ей ни сокровищ, ни флота Англии, она этого вовсе не желает. Ей нужны только похвалы и комплименты. Дайте ей то, что она желает, и она даст вам все силы своего государства».

Также подбирались фавориты. Тем не менее, многие из них оказались толковыми политиками – и это результат женской интуиции.

Именно эти фигуры успешно корректировали волю своих возлюбленных коронованных особ, делая это мягко и для общего блага.

Императрицы не любили баловаться войнами, и здесь первенство принадлежит Елизавете Петровне, при 20-летнем правлении которой, 15 лет страна пребывала в мире. Императриц больше привлекала социальная сфера и культура. И здесь им удалось добиться многого. Если Петр I европеизировал русское общество насилием, то его преемницы подошли к делу по-другому: они ввели диктат моды, когда человек сам страстно желает соответствовать культурному образцу. Наконец, немаловажен и следующий аспект: Петр, взяв на себя право назначать преемника, заложил в русскую жизнь основы своеволия, которое, попади они в руки, например, к Петру II, расшатали бы всю русскую государственность. Женщины оказались мудрее. Дело в том, что в соответствии с патриархальными традициями, они были воспитаны в строгости и самодисциплине, которая отшлифовались при дворе царствующих императриц-предшественниц. По сравнению с русскими «матушками» мужчины-наследники XVIII века выглядят как заигравшиеся мальчики.

И в этом замечательном историческом парке «Россия – Моя история» мы можем отыскать и представить обучающимся немало информации, которая знакомила бы их с «царством женщин» XVIII века. Во-первых, здесь находятся большие информационные панели, «кликая» на которые можно получить справку, как о личности царствующей особы, так и об ее основных государственных деяниях. Есть возможность соотнести личностный характер императрицы, ее облик, с основными направлениями ее внешней и внутренней политике.

Здесь же присутствуют и все соратники российских царствующих особ, с указанием кто и в какой сфере государственной политики достиг выдающихся результатов. На лайтбоксах можно получить дополнительную информацию о событиях, которые случились в царствование то или иной императрицы, дополняющие сведения из тайм-лайна на основной информационной панели.

Отдельный лайтбокс посвящен культуре. Здесь мы можем познакомиться с архитектурными стилями, которые существовали в правление той или иной императрицы, и понять художественные вкусы русских правительниц.

Экспозиция дает возможность проследить весь процесс освобождения дворянского сословия в России: от указа 1736 года, изданного Анной Иоанновной, и ограничившего срок дворянской службы 25 годами до знаменитой Жалованной грамоты дворянству 1785 года. Этот процесс эмансипации привилегированного сословия в России, по сути, наверное, главное социальное деяние, к которому оказались причастны «матушки-императрицы» со своей заботой о подданных, как жителях их огромного имения – России.

В целом экспозиция дает четкое понимание того, что русские самодержицы, даже со своей женской логикой, причудами и капризами оказались достойными наследницами Петра I. Складывается впечатление, что история провела эксперимент: понадобилось четыре правительницы (включая Анну Леопольдовну) «средних» способностей, чтобы потом взошла звезда Екатерины Великой. Кстати, сама императрица ценила в себе больше всего «мужской ум» и просила именовать себя не «Великой», а «Великим». Впрочем, это не мешало ей оставаться истинно женственной, привлекательной и утонченной особой, чисто по-женски нуждавшейся в мужском плече рядом.

Хотя, конечно, «женский век» – никакая не закономерность, а случайность, вызванная совпадением ряда факторов. В первую очередь, это слабость мужской линии Романовых, законодательство о престолонаследии Петра I и всевластие гвардии. Зачастую именно случайности дают возможность рассмотреть то или иное явление во всех его подробностях. Похоже, что именно так случилось и с русскими императрицами: мозаики их правлений сложились в величественную картину целой эпохи, эпохи «царства женщин».

Но окончательные суждения и выводы мы предлагаем сделать самим обучающимся.

Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.