Рубрики
Управление

К вопросу о совмещении обучения, трудовой занятости и тенденции расширения понятия термина «сообучение»

Предметом настоящей статьи является теоретическое обоснование решения вопросов совмещения обучения и трудовой занятости рабочей и студенческой молодежи, а также ряда методических и организационных проблем процесса обучения в технических университетах.

0
Волков Александр Анатольевич,
к.х.н., с.н.с., доцент
НУК ФН МГТУ им. Н.Э. Баумана,
bmstufn5@mail.ru

Предметом настоящей статьи является теоретическое обоснование решения вопросов совмещения обучения и трудовой занятости рабочей и студенческой молодежи, а также ряда методических и организационных проблем процесса обучения в технических университетах.

В нашей стране наблюдается тенденция роста численности молодежи, обучающейся в вузах. Например, в 2005 г. численность студентов вузов в России в расчете на 10 000 человек населения составляла около 495 человек. Это намного больше, чем в Великобритании (280), Германии (234), Канаде (304), США (450) или Франции (253). Не секрет, что в российских университетах обучаются не только одаренные, но и не очень способные студенты.

В последние десятилетия во всем мире, жесткие финансовые ограничения, рост цен за обучение и высокие расходы на проживание заставляют совмещать обучение и трудовую занятость рабочей и студенческой молодежи, искать временную работу, как правило, не связанную с их будущей специализацией по образованию. В связи с этим во многих даже развитых странах мира наблюдается постоянный рост студенческой занятости, как правило, в сфере обслуживания или на малоквалифицированных рабочих специальностях. Например, если в 1970 г. в США работу на неполный рабочий день совмещали с учебой около 34 % студентов, то к настоящему времени в возрастной когорте от 16 до 24 лет доля студенческой и рабочей молодежи, совмещающей обучение и трудовую занятость, составляет 50 %. Исследования, проведенные в некоторых британских университетах, свидетельствуют о том, что 70–80 % молодых людей 16–19-летнего возраста, зарегистрированных как студенты очных образовательных программ, занимаются оплачиваемой трудовой деятельностью на неполный рабочий день. В европейских странах доля студентов, работающих на неполный рабочий день, варьируется от 48 % – во Франции, до 77 % – в Нидерландах.

Данные по проблеме совмещения студентами работы и получения высшего образования основаны на эмпирических исследованиях отдельных выборок: зачастую эти исследования носят качественный характер. Отдельные исследователи [1] прямо указывают на отсутствие обоснованных гипотез и теоретических моделей, описывающих теоретическое обоснование решения вопросов совмещения обучения и трудовой занятости рабочей и студенческой молодежи, а также методических и организационных проблем процесса обучения в технических университетах студентами, загруженных на временной работе.

Вплотную к указанной проблеме (совмещение обучения и оплачиваемой работы) примыкает широко развитый институт повышения квалификации работающего персонала.

Среди причин, вызывающих необходимость повышения квалификации персонала, можно выделить следующие:

1. Научно-технический прогресс и связанный с ним процесс возникновения новых специальностей и\или модернизация существующих направлений производственной деятельности.

2. Влияние внешних и внутренних потребностей предприятия на квалификацию персонала, поскольку внешняя и внутренняя среда оказывает давление на структуру и динамику требований предприятия и делает обязательным непрерывное повышение квалификации персонала.

3. Поддержание и развитие конкурентоспособности кадров и предприятия в целом. Расшифруем: конкурентоспособность в значительной степени определяется профессионализмом руководителей и специалистов. Повышение квалификации руководителей и специалистов влечет за собой повышение конкурентоспособности как внутри коллектива, так и предприятия в целом.

4. Мотивация персонала внутри предприятия в повышения квалификации связана с возможностью развития карьеры, продвижением по служебной лестнице, ростом заработной платы и некоторыми другими факторами.

5. Будущие доходы предприятия. Вспомним слоган: «Повышение квалификации – это инвестиции в образование».

6. Повышение квалификации способствует удовлетворению потребности сотрудников в самореализации, стремлению сотрудников к постоянному росту, что, в свою очередь, является одним из источников воспроизводства самого предприятия.

По существу речь идет об устранении несоответствия между профессиональными знаниями и навыками (компетенциями), которыми должен обладать персонал организации для реализации ее целей (сегодня и в будущем), и теми знаниями и навыками, которыми он обладает в действительности.

На российском рынке труда наблюдается тот же тренд – непрерывный рост студенческой занятости. Сегодня совмещают работу и обучение в бакалавриате до 46 % студентов, что в целом коррелирует с мировыми тенденциям. В то же время студенческая занятость и рынок высшего образования в России характеризуются некоторыми особенными чертами.

Во-первых, многие студенты предпочитают работать по избранной будущей профессии, и даже получать при этом несколько меньшую зарплату, чем они могли бы зарабатывать в качестве барменов или официантов в сфере обслуживания. Одновременно существующая на производстве нехватка молодых квалифицированных кадров, в свою очередь, способствует росту студенческой занятости.

Во-вторых, в России студентам предоставляется временная отсрочка от обязательной воинской повинности, что повышает привлекательность высшего образования для молодых людей мужского пола и становится дополнительным стимулом для поступления в вуз, пусть даже и на платной основе.

Высказанная преамбула определяет необходимостью восполнить возникший в теории специального образования и занятости обучаемых на производстве пробел и предложить некоторый теоретический подход, который может связать стратегические планы студенчества, рабочей молодежи, работодателей и вузов в рамках принятой в России образовательной модели и позволит объяснять некоторые описанные выше факты.

В практическом аспекте выдвинутый ниже подход может послужить основой для выработки более адекватной образовательной политики на всех ступенях образования.

Предлагаемый подход связан с расширением существующей образовательной модели и студенческой занятости на производстве через эффект сообучения, на основе информационно-аксиологической базы.

Под эффектом сообучения в классическом понимании подразумевают влияние, которое оказывает на успеваемость обучаемого другие учащиеся.

Назовем этот феномен «эффектом студенческого сообучения».

Внимание к этому феномену (эффекту студенческого сообучения) было впервые указано в докладе Коулмана «Равенство образовательных возможностей» (Coleman, 1966). Фактически это был исходный документ, который ранее был связан с выбором направлений образовательной политики и основан на  идее комплексного анализа существующей в указанный период ситуации в американских образовательных учреждениях.

Не секрет, что студенты, родители, преподаватели и администраторы вузов считают само собой разумеющимся (и это эмпирически обоснованно), что на успеваемость, да и на поведение обучаемого оказывают существенное влияние его одногруппники. В то же время эмпирические оценки значимости качества эффектов студенческого сообучения в высшем образовании дают неоднозначные и иногда противоречивые свидетельства (см., например, обзор Польдина и Юдкевич, 2011).

В нашем случае для целей моделирования эффекта студенческого сообучения на основе информационно-аксиологической базы [2,3,4] разумно предположить, что обучаемый, выбравший стратегию несовмещения работы и учебы, будет преимущественно взаимодействовать с подобными себе студентами. И, соответственно, подсознательно избегать контактов с работающими однокурсниками, зачастую пропускающими занятия и отстающими по срокам сдачи учебных заданий в связи с производственной занятостью.

Общение и совместная работа над заданиями во время учебного процесса (читай – расширение информационно-аксиологической базы) дают студентам знания и навыки, которые непросто, а зачастую и невозможно донести преподавателю на ограниченных учебным планом регулярных занятиях. В совместной работе студенты (используя только им понятный сленг) делятся друг с другом приобретенными на плановых занятиях или самостоятельно добытыми  компетенциями. Отсюда вытекает закономерная зависимость качества получаемого образования от информационно-аксиологической базы и общения в коллективе (в том числе и в студенческой среде), в котором идет обучение. В случае наличия в модели эффекта студенческого сообучения представляет интерес возникновение различных типов равновесий получения компетенций, при постоянной образовательной политике в государстве, в вузе и студенческой группе.

Первые эмпирические работы по эффектам студенческого сообучения в вузах опирались на анализ данных о студентах, проживающих в одном студенческом городке. Так, Секирдоут (Sacerdote, 2001) обнаружил нелинейное проявление эффектов студенческого сообучения: средний балл оказался выше у тех студентов, у которых сосед по комнате входил в 25 % лучших по успеваемости студентов. Близкое соседство с сильными студентами благоприятно влияло на успеваемость слабых студентов. Для средних студентов подобного влияния соседства не было выявлено.

В серии работ тестировалось влияние образовательной среды в военных академиях США, где взаимодействие среди обучаемых внутри отдельных подразделений весьма интенсивно. Так Лайл (Lyle, 2007) обнаружил значимую корреляцию текущей успеваемости со средней текущей успеваемостью членов учебной группы. Также было обнаружено, что увеличение разброса результатов теста SAT по математике в группе улучшает успеваемость отдельных студентов, причем данный эффект достигается за счет более одаренных студентов (Lyle, 2009). В свою очередь, Каррел, Фуллертон и Вест (Carrell, Fullerton, West, 2009) выявили значительные эффекты студенческого сообучения у выпускников военно-воздушной академии США, особенно в математических и научных дисциплинах. Также были отмечены значимые эффекты студенческого сообучения, поскольку студенты со слабыми баллами SAT Verbal в наибольшей степени выигрывали от общения со студентами с высокими результатами по данному тесту.

В целом, описанные выше эмпирические свидетельства присутствия эффектов студенческого сообучения в студенческой группе носят характер влияния на успеваемость студента со стороны других студентов в виде нелинейной зависимости: чем выше доля самых способных студентов в группе, тем выше оказывается средняя и персональная успеваемость студента, также относящегося к числу наиболее подготовленных. Увеличение доли слабых студентов в контингенте рассматриваемой общности влияет на успеваемость статистически незначительно [5].

Экономический кризис, равно как и кризис образования в западных странах, так же как и в России, вынуждает обучаемых идти на самообразование, самостоятельное информационно-аксиологическое постижение современных знаний. Категории самостоятельности и ответственности из условий развития личности превращаются в критерии, концепцию, т.н. «непрерывно самообучающейся организации», которая оказалась наиболее востребованной в среде американского менеджмента середины 90-х годов ХХ века.

Общеизвестно, что в ХХI веке реальное лидерство в любой отрасли производства будет предполагать учет долговременных аспектов, в том числе  и в области образования. Уже сегодня система образования в странах, где отмечается нехватка природных ресурсов, стала приоритетным «ресурсом», обеспечивающим компетентность руководителей и прибыль предприятий (за счет переориентации производства в наукоемкие отрасли). Не лишне будет  упомянуть, что именно для таких отраслей проблема непрерывного повышения уровня подготовки персонала является ключевой проблемой.

Современная ситуация в России в образовательном цензе в высшем руководящем звене зачастую критическая. У некоторых руководителей предприятий потребности в компетентности опередили интеллектуальные запасы: иначе говоря, потенциал личности оказался ниже потенциала, заложенного в занимаемой должности.

В то же время руководители среднего звена зачастую «перерастают» свои должности на предприятиях. В результате они теряют интерес к карьере по трем причинам:

– при сложившейся в России системе кадровой политике мало шансов на продвижение по иерархической лестнице;

– одновременно в России существуют весьма ограниченные возможности для горизонтальной карьеры и финансовой заинтересованности в пределах одной должности;

– немаловажен в России и возрастной критерий, поскольку для карьеры он ограничен по времени: средний возраст таких руководителей близок к 50 годам.

В этих условиях складываются тенденции, в которых одним из эффективных методов повышения квалификации на рабочем месте является информационно-аксиологическое обучение в процессе групповой формы трудовой деятельности, в наибольшей степени способствующей взаимообогащению работников и информационно-аксиологической передаче знаний внутри трудового коллектива.

В результате при использовании самоуправляемых рабочих групп процесс обучения как бы встраивается в рабочую и управленческую деятельность каждого сотрудника предприятия. При этом преследуется цель – научиться принимать адекватные решения, исходя из имеющегося информационно-аксиологического и практического опыта, знаний отдельных членов коллектива. В ходе подобного обучения есть возможность выделить два процесса:

– процесс поступления знаний в рабочую группу как в открытую систему;

– процесс коллективного усвоения знаний (так называемое «сообучение»).

В данном случае термин сообучение – это категория совместного формирования умения извлекать опыт под влиянием внешней среды.

Понятно, что в рассмотренном случае происходит расширение понятия феномена эффекта студенческого сообучения, которое можно определить как феномен эффекта трудового сообучения.

Эффект трудового сообучения, являясь совместным формированием умения извлекать опыт под влиянием внешней среды, должен иметь как минимум две цели:

– во-первых, научить работников правильно реагировать на воздействия внешней среды;

– во-вторых, научить членов коллектива совместно трудиться, то есть совместно вырабатывать информационно-аксиологические, компетентные реакции на эти воздействия.

Построение самоуправляемой рабочей группы – суть целенаправленные действия феномена эффекта трудового сообучения по соединению информационно-аксиологической практики обучения каждого из ее членов с компетентной деятельностью всей группы по достижению целей коллектива и организации, в целом. Наиболее важной и новой особенностью в формировании самоуправляемых рабочих групп является переход от эпизодического повышения квалификации к постоянному и непрерывному обучению, цель которого – обеспечить подготовку работников, мотивированных на информационно-аксиологическое компетентное решение стоящих перед группой задач, используя феномен эффекта трудового сообучения.

В рассмотренном случае наиболее действенной является стратегия, суть которой заключается в производстве по принципу «никто не делает лучше». Одним из основных направлений реализации стратегии является мобилизация всего коллектива организации, достигаемая, в основном, и через повышение его квалификации каждого члена. Важной особенностью данной стратегии как управленческой концепции, является то, что проводимая работа по повышению квалификации ориентирована на концентрацию усилий по нескольким ключевым моментам и на развитие отличительных черт персонала, используя феномен эффекта трудового сообучения.

В данном контексте повышение квалификации на рабочем месте представляет собой не разовое мероприятие, а непрерывный информационно-аксиологический процесс совершенствования, поэтому носит характер постоянно проводимой работы, используя эффект трудового сообучения, и является долгосрочным, что особенно актуально в сегодняшнее время. Бюрократические многоуровневые системы теряют массу времени на согласование вопросов, связанных с производственным освоением каких-либо изобретений или даже просто запуска в серийное производство новой модели изделия. Мелкие же организационные группы, используя феномен эффекта трудового информационно-аксиологического сообучения, во много раз быстрее принимают решения по любым инновациям. Работа таких групп обеспечивает так называемый «синергетический эффект».

Самоуправляемые рабочие группы используя эффект трудового сообучения обеспечивают решение проблем обратной связи, общения, активного взаимодействия с коллегами, распространение успешного опыта одной группы в рамках всей организации.

Рассмотрев этапы создания и функционирования самоуправляемых рабочих групп, можно сделать вывод, что в процессе коллективной трудовой деятельности раскрывается ролевой потенциал работника, поскольку в творческих обсуждениях и деловом общении каждый участник самоуправляемой рабочей группы приобретает разные функциональные роли. При этом сотрудник на практике доказывает, что в результате обучения, используя эффект трудового сообучения, на предприятии он полностью овладел той или иной функциональной ролью.

В связи с высказанными положениями можно сделать следующий вывод: самое важное и наиболее прочное приобретение компетенций происходит именно на рабочем месте, используя феномены эффекта трудового сообучения (на предприятиях), эффекта студенческого сообучения (в образовательных учреждениях), а не в тренинговых классах.

Иначе: самое эффективное обучение – обучение групповое, социальное и активное, а не индивидуальное и пассивное.

В процессе сообучения рекомендуют руководителю коллектива придерживаться нескольких методов или правил:

– проговаривать в группах то, о чем официально обычно не говорится;

– сочетать изучение вопроса и самозащиту (искусство беспристрастного расследования) своих понятий и профессиональных убеждений;

– различать официальные теории (то, что мы говорим) и используемые теории (на основании которых мы действуем).

В связи с этим следует помнить о существовании несомненной связи между всеми вопросами мотивации каждого члена коллектива и всего персонала к повышению квалификации. Если говорить упрощенно, то в качестве основной задачи менеджера по рабочему и студенческому персоналу можно рассматривать такую формулировку: «Добиться того, чтобы персонал был заинтересован в постоянном совершенствовании своих профессиональных качеств – при условии, что это пойдет на благо всей организации и явится для работников дополнительным стимулом к работе на данную компанию». Даже в этом варианте становится понятно, что менеджер по персоналу должен буквально балансировать на стыке интересов студента и потребностей организации. Стоит нарушить баланс в пользу обучаемого, чтобы не произошло неизбежное увеличение «утечки кадров» [6].

Возвращаясь к вузовскому образованию, следует вспомнить, что в практической педагогике существуют многочисленные классификации методов обучения. Но в основе любой классификации заложена роль обучающегося в процессе обучения. При этом традиционно выделяют три градации.

Пассивные методы обучения – такие методы, в которых учащиеся выступают в роли «объекта» обучения: они должны усвоить и воспроизвести материал, который передается им преподавателем – источником знаний. Основные методы обучения – традиционные: лекция, чтение, опрос.

Активные методы обучения: методы, в которых обучающиеся одновременно являются «субъектом» и «объектом» обучения, выполняют творческие задания, вступают в диалог с преподавателем. Основные методы обучения – это творческие задания, вопросы от преподавателя к обучаемому и обучаемого к преподавателю.

Интерактивные методы обучения: (от англ. inter – «между»; act – «действие»; формальный перевод обозначает интерактивные методы): методы позволяющие учится взаимодействовать между собой; а интерактивное обучение – обучение, построенное на информационно-аксиологическом взаимодействии «объектов» и «субъектов» всех обучающихся, включая педагога. Эти методы наиболее соответствуют личностоориентированному подходу, так как они предполагают эффект рабочего и студенческого сообучения (коллективное, обучение в сотрудничестве). Причем и обучающийся и педагог являются субъектами учебного процесса, а педагог функционально выступает лишь в роли организатора процесса обучения, лидера группы, фасилитатора и создателя условий для проявления инициативы учащихся.

Кроме того, интерактивное обучение основано на прямом взаимодействии учащихся как со своим опытом, так и опытом своих друзей, в связи с тем, что большинство интерактивных упражнений обращается к опыту самого учащегося, причем не только учебному, школьному, но и рабочему, бытовому. Новое знание и умения формируются на основе такого информационно-аксиологического опыта.

Высказанные в предыдущих абзацах положения следует трактовать как дальнейшее расширения понятия сообучения: наряду с феноменом эффекта трудового сообучения (на предприятиях), феноменом эффекта студенческого сообучения (в образовательных учреждениях) возникает феномен эффекта интегрированного интерактивного сообучения.

Следует упомянуть, что в России использование выявленного феномена эффекта интегрированного интерактивного обучения, активных и интерактивных методов обучения широко практиковалось еще в 20-х годах XX века (так называемый проектный, лабораторно-бригадный метод, производственные, трудовые экскурсии, практики) [7]. Дальнейшая разработка феномена эффекта интегрированного интерактивного сообучения присутствует в трудах Сухомлинского (60-е гг.), а также педагогики «сотрудничества» (70–80-е гг): работы Шаталова, Амонашвили, Лысенковой и других. Особо интересен в этом плане опыт американских коллег, поскольку в США в последние десятилетия XX века проводились многочисленные эксперименты и научные исследования в области интерактивных методов обучения – феномена эффекта интегрированного интерактивного сообучения.

Исследования проведенные в 80-х годах XX века Национальным тренинговым центром (США, штат Мэриленд), показали, что интерактивные методы обучения (феномен эффекта интегрированного интерактивного обучения на различных ступенях обучения) позволяют резко увеличить долю усвоения материала. Результаты этого исследования, получившего название «пирамида обучения», свидетельствуют о том, что наименьший процент усвоения имеют пассивные методики (лекция 0,5 %, чтение – 10 %), а наибольший интерактивные (дискуссионные группы – 50 %, практика через действие – 75 %, обучение других, или немедленное применение – 90 %). Здесь видимо уместно упомянуть одну китайскую пословицу: «Скажи мне, я забываю. Покажи мне, я могу запомнить. Позволь мне сделать это, и это станет моим навсегда» [8].

Практика российских педагогов [9] подтверждает действенность феномена эффекта интегрированного интерактивного сообучения на различных ступенях обучения этапе [10,11,12].

Более обобщенное понятия сообучения можно получить, рассматривая частичное машинное (информационно-аксиологическое) обучение.

Частичное обучение (semi-supervised learning) – один из методов машинного обучения, использующий при обучении как размеченные, так и неразмеченные данные. Обычно используется небольшое количество размеченных и значительный объем неразмеченных данных. Частичное обучение является компромиссом между обучением без учителя (без каких-либо размеченных обучающих данных) и обучением с учителем (с полностью размеченным набором обучения). Было замечено, что неразмеченные данные, будучи использованными совместно с небольшим количеством размеченных данных, могут обеспечить значительный прирост качества обучения. Под качеством обучения зачастую подразумевается некий функционал качества (например, среднеквадратичная ошибка). Сбор размеченных данных для задачи обучения зачастую требует, чтобы квалифицированный преподаватель–эксперт вручную классифицировал объекты обучения. Затраты, связанные с процессом разметки, могут сделать построение полностью размеченного набора прецедентов невозможным, в то время как сбор неразмеченных данных сравнительно недорог. В подобных ситуациях ценность частичного обучения сложно переоценить.

Примером частичного обучения может послужить сообучение: два или более обучаемых алгоритма используют один и тот же набор данных, но каждый при обучении использует различные (в идеале – некоррелированные) наборы признаков объектов [13].

Из последнего абзаца хочется выделить формальное обобщенное определение сообучения как два или более обучаемых алгоритма используют один и тот же набор данных, но каждый при обучении использует различные (в идеале – некоррелированные) наборы признаков объектов. Назовем это «феноменом сообучения» при преподавании различных предметов, использующих один и тот же набор терминов, определений, понятий.

Подобный информационно-аксиологический подход [14] к понятию сообучения теоретически обосновывает существующий в программах и стандартах обучения, феномен сообучения при преподавании различных предметов, использующих один и тот же набор терминов, определений, понятий. К сожалению, учебные планы разносят эти предметы в достаточно широком временном интервале.

Например, дисциплины кафедры МТ 8 МГТУ им.Н.Э. Баумана, опираются на разделы, изложенные в курсе химии ФН-5 на 1 семестре разнесены по времени на 4–8 семестров.

 

 

Семестр

 

 

Дисциплина

5 семестр Материаловедение:

Металлография (ч. 1)

6 семестр Материаловедение:

Металлография (ч. 1)

  Физическая химия
  Физика металлов

 

А также спецкурсы, читаемые на старших курсах:

– «Теория термической и химико-термической обработки»;

– «Теория коррозии и защита металлов»;

– «Неметаллические и композиционные материалы»;

– «Жаропрочные материалы»;

– «Микро- и нанокристаллические материалы»;

– «Аморфные материалы».

А также выполнение НИРС, курсовых и дипломных проектов.

Курс химии, предлагаемый для бакалавров, выпускников кафедры МТ – 8 для общего потока в сетке занятий располагается в первом семестре. Естественно, в этом случае принимать процесс сообучения с приведенными выше курсами можно только с формальных позиций.

Однако, возможные изменения в сетке занятий смещении курса химии в сторону более старших курсов (подтягивания химии к 5–6 семестру) изменяет ситуацию и позволяет использовать феномен эффекта интегрированного интерактивного сообучения на различных ступенях обучения; при преподавании различных предметов (химии, материаловедения, металлографии и др.), использующих один и тот же набор терминов, определений и понятий.

Исходя из изложенного, следует, что внедрение в практику современной педагогики информационных систем, широкая доступность интернета, поисковых систем позволяет использовать феномен эффекта интегрированного, интерактивного, информационно-аксиологического сообучения на различных ступенях обучения. Неоценимую помощь в этом процессе оказывает коллектив Головного учебно-исследовательского и методического центра профессиональной реабилитации лиц с ограниченными возможностями здоровья (по слуху) МГТУ им. Н.Э. Баумана (далее – ГУИМЦ МГТУ им. Н.Э. Баумана). ГУИМЦ МГТУ им. Н.Э. Баумана разрабатывает и реализует специальные образовательные программы профессионального образования (СОППО) для студентов с нарушениями слуха в условиях двухуровневого инклюзивного профессионального образования [15]. Основу реабилитационной компоненты составляют циклы технологических дисциплин, в том числе – «Технологии специальных возможностей и безбарьерной среды» (ТСВ и БС) на основе современных цифровых технологий, предоставляющих студентам доступ в единую образовательную и социо-культурную среду университета [16]. ТСВ и БС включают информационные системы поддержки образовательно-реабилитационного процесса, современные вспомогательные слуховые системы и сервисы, возможности информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) и прикладных программных средств в учебной и профессиональной деятельности.

В следующих статьях автора будут представлены конкретные примеры применения указанных технологий обучения в различных учебных видах работ.

Приложение доступно для скачивания по ссылке.

Список литературы:

1. Модель сигналов на рынке труда с учетом студенческой занятости и эффекта сообучения. Риггерт и др., 2006 [Электронный ресурс] // Научная библиотека диссертаций и авторефератов «disserCat». URL: http://www.dissercat.com/content/model-signalov-na-rynke-truda-s-uchetom-studencheskoi-zanyatosti-i-effekta-soobucheniya#ixzz3R0Ak4bFP (дата обращения: 13.03.2015).
2. Фадеев Г.Н., Волков А.А. Гастев С.А. Интегративно-аксиологический подход к конструированию учебных материалов, программ и курсов с применением новых информационных технологий в инженерном образовании // Электронное научно-техническое издание «Наука и образование» [Электронный ресурс]. URL: http://technomag.bmstu.ru/doc/86287.html (дата обращения: 13.03.2015).
3. Фадеев Г.Н., Волков А.А. Гастев С.А. Интегративно-аксиологический подход к конструированию учебных материалов, программ и курсов с применением новых информационных технологий в инженерном образовании. Часть 2. Методические вопросы при использовании IT-технологий в обучении химии в техническом университете // Электронное научно-техническое издание «Наука и образование» [Электронный ресурс]. URL: http://technomag.edu.ru/doc/86301.html (дата обращения: 13.03.2015).
4. Фадеев Г.Н., Волков А.А. Гастев С.А. Интерактивно-аксиологический подход к конструированию учебных материалов, программ и курсов с применением новых информационных технологий в инженерном образовании. Часть 3. Анализ тенденций по использованию IT-технологий в образовании и постановка педагогической задачи обучения химии в техническом университете // Электронное научно-техническое издание «Наука и образование» [Электронный ресурс]. URL: http://technomag.edu.ru/doc/111592.html (дата обращения: 13.03.2015).
5. Андрущак Г.В., Польдин О.В., Юдкевич М.М., Эффекты сообучения в студенческой группе НИУ-ВШЭ. Cм. вложение 1.doc внизу страницы.
6. Повышение_квалификации_управленческого_персонала_часть=4 http://www.coolreferat.com/.
7. См. пункт 5.
8. Интерактивное обучение [Электронный ресурс]. URL: http://depils.com/interaktivnoe-obuchenie/ (дата обращения: 13.03.2015).
9. Аналитическая справка претендента на конкурс лучших учителей [Электронный ресурс]. URL: http://www.pandia.ru/text/77/288/5468.php (дата обращения: 13.03.2015).
10. Персональный сайт М.С. Пак [Электронный ресурс]. URL: http://mspak.herzen.spb.ru/ (дата обращения: 13.03.2015).
11. Интернет-сообщество учителей Казахстана [Электронный ресурс]. URL: http://pedagog.kz/index.php?option=com_content&view=article&id=1681 (дата обращения: 13.03.2015).
12. Фадеев Г.Н., Волков А.А. Гастев С.А.Тренд аксиологической концепции обучения химии // International journal of experimental education, № 12, 2012. С. 120–122.
13. Интегрированное профессиональное образование инвалидов по слуху в МГТУ им. Н.Э. Баумана: Сб. науч. трудов / Под ред. А.Г. Станевского. М.: МГТУ им. Н. Э. Баумана, 2000.
14. Асламазова В.И., Орешкина О.А. Особенности подготовки учебных материалов и проведения занятий по курсу «Технологии профессиональной интеграции» для студентов с нарушениями слуха в МГТУ им. Н.Э. Баумана в связи с результатами их комплексной диагностики» // Технологические и методологические аспекты современного этапа развития образовательно-реабилитационных программ непрерывного образования инвалидов. М,: изд-во МГТУ им. Н.Э. Баумана, 2007.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.