Рубрики
Литература

Андреева А.Ю. Урок литературы в 9 классе по новелле И.А. Бунина «Тёмные аллеи»

 Андреева Алла Юрьевна,
учитель литературы Подразделение № 353 им. А.С. Пушкина
ГБОУ г. Москвы «Школа № 345 имени А.С. Пушкина»,
urevna47@mail.ru
 

Об эффективности коллективных форм работы учащихся на уроке

Коллективная форма организации процесса обучения (КФО) относительно нова. В ее основе лежит отказ от привычной передачи знаний «учитель – ученик» и переход к иному сотрудничеству: «ученик-ученик». Это особый способ кооперации, при котором учебная деятельность каждого ученика становится не только личностно-ориентированной, но и общественно-направленной. В совместной деятельности учащихся происходит критическое, взвешенное восприятие информации, взаимообмен знаниями и опытом, самореализация каждого члена временного коллектива в различных ролях. Более привычная для учеников исполнительская ученическая деятельность дополняется, а местами заменяется, руководительской преподавательской. Свободное общение раскрепощает учеников, воспитывает коммуникабельность и ответственность за работу всего коллектива. Ученик становится увереннее в своих возможностях, понимает, что его мнение, его знания востребованы на всех этапах урока.

При работе в группе каждый ученик понимает, что отсидеться ему не удастся – он постоянно под наблюдением товарищей, их осуждение для него может быть действеннее, чем замечание учителя. Заметила, что дети строже учителей, они не терпят бездельников, но и бывают снисходительнее: теснее общаясь со своим одноклассником, они тоже знают его возможности и требуют от каждого по способности  отличный мотивирующий фактор.

При такой организации обучения вовлекаются в работу все без исключения ученики. Хотя бы потому, что чувствуют, что поставленная задача посильна для коллективного решения. Наученные опытом предыдущих подобных уроков, ученики уже знают, что сегодня на уроке их ожидает через несколько минут момент, когда будет необходимо рассказать своим товарищам то, о чём говорят в исследовательской лаборатории. И отметки за урок будут выставлять товарищи – его слушатели. Объективность мнения одноклассников оспаривать бывает сложнее, чем учительское. Достоинства и недостатки ответа товарища укажут прямо, без особых «учительских» церемоний. В течение урока в роли такого «оценщика» каждый выступит трижды (в своей четверке).

Роль учителя при коллективной форме организации учебного процесса

При переходе на коллективную форму обучения учитель выступает и в роли организатора: ему нужно настроить всех учеников на работу, организовать, разбить на группы, в которых комфортно будет каждому, чтобы у них появился коллектив. Это то основное, довольно сложное, что необходимо сделать педагогу на начальном этапе урока.

Казалось бы, при передаче знаний «ученик  ученик» учитель во время урока отходит в сторону, доверяя свою роль меняющимся в группах лидерам. Но учительская невидимая роль организатора ученических коллективов намного сложнее, чем составление плана к традиционному уроку. Готовясь к уроку КФО, учитель должен быть профессионалом, обладать опытом, чтобы не только предугадать, как и куда будет направлена мыслительная работа учеников, какие версии могут рождаться при самостоятельном анализе, что учащиеся смогут найти сами, а на что надо их нацелить. Надо быть готовым к любому «повороту» урочной деятельности, быть готовым разрешить любую спорную ситуацию.

Учитель должен сам четко осмыслить цель урока и, находясь в стороне! – дать целевые установки (сразу нескольким группам!). Это сложно, но очень интересно.

Предварительно, дома, «дозирую» новый материал: делю текст на примерно равные (особенно по содержательности) 4 части (или выбираю из текста 4 нужных для понимания темы фрагмента). Продумываю и готовлю для каждой лаборатории «маршрутизатор»  карточку-стимулятор, чтобы, читая и анализируя свою часть рассказа, ребята не упустили наиболее значимое для понимания авторской идеи. Таким образом, мною фактически разрабатывается маршрут их пути по тексту и принимается решение, какая доля информации будет переработана каждой группой и перенаправлена в общий сбор. Это нелегкая подготовка, но результат оправдывает затраты.

Уроки, на которых учащиеся коллективно осваивают новый материал, работая в небольших группах, а не получают его готовым, приносят удовлетворение и мне, и моим ученикам.

Потребность ученика в самореализации намного значительнее, чем мы, педагоги, предполагаем. На уроках КСО я вижу, как увлечённо, деловито высказываются ребята, сколько они проявляют желания и собранности.

Как это организовать практически

(КФО при изучении рассказа И.А. Бунина «Темные аллеи» в IX классе)

Рисунок 1

В своей практике я нередко использую коллективную форму работы учащихся на уроке, в частности – работу во временных группах. Расскажу об этом подробнее на примере одного урока, проведённого мною в IX классе.

Это сдвоенный урок. Он был полностью посвящён своеобразию приемов Бунина-новеллиста. Основное время занятия мы отвели работе с рассказом «Темные аллеи».

Урок нацелен на углубление представлений учеников о творчестве Бунина, о композиционных и идейно-тематических взаимосвязях изучаемой новеллы, о психологическом и нравственном подтекстах произведения, а также на осознание значимости каждой детали, каждого слова у настоящего мастера. Развивающая целевая установка: способствовать развитию у учащихся художественного видения, выработке и закреплению у них умений и навыков, необходимых для выполнения на разных этапах урока как роли обучающих, так и роли обучаемых. Воспитательная задача  учить искусству общения.

Коллективное обучение спланировано в меняющихся по ходу урока группах, которым доверено выполнение кратковременных дел. Основная ознакомительная и поисковая работа должна быть выполнена самими учащимися. А мне, учителю, предстояло руководить поиском.

Основная часть моей учительской работы выполнена на подготовительном этапе, при разработке стратегии урока и вопросов «маршрутизаторов». На самом же уроке я могу заняться педагогическими наблюдениями над тем, какова степень готовности учеников к самостоятельному комплексному анализу текста; какие просчёты были допущены мною в прошедшем периоде обучения, на что следует обратить внимание в дальнейшем. Пытаюсь вносить эти заметки в свой учительский блокнот.

Актуализация знаний учащихся по теме

Подытожить и проверить степень готовности учеников, уровень запоминания при большой нагрузке на учеников при КФО предпочитаю блиц приёмом – созданием кластера с ключевым словом БУНИН. На это отводится 2-3 минуты.

Затем я перестраиваю учеников на работу по теме урока, сформулировав одну из основных проблем:

— Каковы особенности новеллы Бунина «Темные аллеи»?

Слово учителя: «Вспомним понятие новелла.

Новелла (итал. novella, буквально — новость), литературный малый повествовательный жанр, сопоставимый по объёму с рассказом (её  часто и называют рассказом ) "есть ничто иное, как случившееся неслыханное происшествие" (Гёте). Поэтизируя случай, новелла  предельно обнажает ядро сюжета. 

(Определение жанра высвечено на проекционной доске).

В сюжетной основе «Темных аллей»  один случай, встреча бывших возлюбленных, продлившаяся всего несколько минут. В ходе работы мы убедимся, как мастер Бунин смог в малом объеме (рассказ занимает чуть больше страницы) основательно выписать образы главных героев, историю всей их жизни. Недаром хирургически безошибочный психологический анализ этого нобелевского лауреата сравнивают с «ледяной бритвой», а язык Бунина именуют «парчовым». Последнее идет от его поэтического дара. И первое, и второе качество проявилось в этом замечательном произведении, и оно демонстрируется вам как лучший образец жанра новеллы.

Итак, кратко, необычно, поэтично!

Организация «исследовательских лабораторий» – подготовка учащихся к коллективной работе

Я сообщаю ученикам, что перечитывать (прочитать – это было домашнее задание) и анализировать рассказ «Темные аллеи», делать выводы они будут коллективно, работая в группах. С этой целью текст рассказа мы делим на 4 примерно равные части.

1-я часть – от начала рассказа и кончая словами « … отрывисто, невнимательно ответил».

2-я часть – от слов «Самовар. Хозяйка тут или служишь?», заканчивая словами: «…нахмурясь, опять зашагал».

3-я часть – от слов «Все проходит, мой друг» и заканчивая словами: «Прикажи подавать…»

4-я часть – от слов «Когда поехали дальше, он хмуро думал» – до конца рассказа.

Сначала класс делится на мини группы, мы их называем "четверки" (группы из 4-х человек); каждый её член получает свой номер: 1, 2, 3, 4. В таком составе учащиеся будут работать немного позже – после проведенной поисково-исследовательской работы над соответствующими частями рассказа. Затем все учащиеся, имеющие одинаковые номера, объединяются в новые группы – условно называемые мною «Исследовательские лаборатории» (далее – просто: лаборатории). Все первые номера – за первым столом (это лаборатория № 1), все вторые – за вторым (лаборатория № 2), третьи номера – это лаборатория № 3, четвертые – лаборатория № 4. Всего получается четыре исследовательских объединения, они будут заниматься аналитической работой над своей частью рассказа. Каждая лаборатория получает свой «маршрутизатор», он уже приготовлен на столе под номером, совпадающем с номером лаборатории.

Возможно, можно обойтись и без таких «маршрутизаторов», целиком положившись на детскую интуицию. Но я не пускаю эту работу на самотёк, потому что по опыту работы знаю: хотя к 9-му классу навыки самостоятельного комплексного анализа художественного текста у учащихся уже есть; но видение того, какими изобразительными средствами раскрывается идейно-тематическое содержание, требует закрепления и углубления. Восприятие текста старшеклассниками часто до сих пор бывает поверхностным, а выводы – скоропалительными. Для выработки способности аналитического и синтетического «просвечивания» текста – для этого и нужны мои «маршрутизаторы». При помощи такого дидактического материала я стараюсь помочь учащимся увидеть, не пропустить важные детали, задуматься над их смыслом.

Учеников в начале работы стоит немного притормозить от поспешного бега по тексту; задержать их внимание на ускользающих моментах: предложить вчитаться, вдуматься, остановиться на частностях – и понять, что человеческая жизнь, воссоздаваемая большим художником слова, сложна. Мастер ждёт внимательного, вдумчивого читателя. Поспешный суд над героями может быть ошибочным. В жизненных (а значит и художественных!) ситуациях особенно важны наблюдения над нравственными ценностями и над обстоятельственными нюансами, вызванными общественными, сословными устоями. Нередко таятся они в деталях.

Через 20 минут участники четырех лабораторий разойдутся по своим исходным группам, «четвёркам», чтобы поделиться с товарищами коллективными наблюдениями, находками, выводами и сочетать их в единое целое. Таким образом, перед каждым учеником предстанет весь рассказ, встанут все проблемы, затронутые в процессе анализа его частей.

Маршрутизатор 1 (для лаборатории № 1)

1. Какую художественно-психологическую нагрузку несёт в новелле осенний пейзаж? Какие слова создают эмоциональный настрой?

2. Внимательно вглядитесь в детали описания горницы Надежды. Каким термином называется описание внутренней части какого-либо помещения? Какое слово в описании вы бы выделили как ключевое? Почему именно это?

3. Найдите прием антитезы горницы и осенней беспутицы. Попробуйте осмыслить назначение антитезы.

4. Как вы думаете: случаен тот факт, что частная горница Надежды находится на тракте, по соседству с почтовой станцией?

5. Дайте комментарий к портрету главного героя. Какая деталь в портрете привлекла особое внимание? О чем это вам «сказало»?

6. По вашему мнению, человек с таким имиджем способен противостоять общественным мнениям, сословным предрассудкам?

7. Не помнит ли кто из вас героя толстовского произведения, в портрете которого подчеркнута подобная деталь?

8. Дайте портретную характеристику главной героини. Обратили ли вы внимание на слово «тоже», повторившееся в портретной зарисовке героини? Выскажите вашу версию повтора.

9. «Приезжий мельком глянул на ее округлые плечи и на легкие ноги в красных поношенных татарских туфлях и отрывисто, невнимательно ответил…». Обратите внимание на выделенные слова и произнесите суждение о том, настроен ли посетитель на разговор?

Маршрутизатор 2 (для лаборатории №2)

1. Какой основной способ изображения характеров использовал автор в этой части произведения?

2. Вспомните, как называется в литературоведении ответ, возражение, замечание одного собеседника на слова другого, отличающееся краткостью?

3. Перечитайте, как завязалась беседа (до слов «И как чисто, приятно у тебя). Исходя из логики вашего предыдущего суждения и размышлений о почему-то заговорившем герое, объясните цель и смысл вопросов мужчины, его вскользь брошенного комплимента.

5. Что означает прищур её глаз? Что в предыдущем ответе женщины так шокировало собеседника?

6. Итак, прозвучали имена героев. Какие версии возникли у вас по поводу их произношения?

7. Какую реакцию вызвало у Николая Алексеевича узнавание собеседницы? Почему исчезла усталость? Ваши предположения: почему он краснеет «сквозь седину»? Как вы думаете, почему у Надежды не было такого потрясения?

8. Обратите внимание на категорию времени. Одинаково ли протекло время разлуки для него и для нее? Из какого текстового факта вы сделали свой вывод?

9. Много ли вы узнали о тридцати годах жизни бывшей крепостной (был лишь обмен несколькими репликами)?

Маршрутизатор 3 (для лаборатории № 3)

1. Как относятся герои к любви вообще и к их любовной истории в частности? Какие слова Николая Алексеевича особенно ярко проявляют его оценку случившегося? Как вы объясните его реплику: «Ведь не могла же ты любить меня весь век!»?

2. Что сказала Надежда о том, как она пережила то, что ее бросил Николенька? Почему она вспоминает моменты любви с «недоброй усмешкой»?

3. Выскажите предположения о том, почему Надежда не помнит самих стихов, но помнит образ «темных аллей»? Почему Надежда не может простить своего обидчика?

4. «Все проходит»,  говорит Николай Алексеевич об ушедшей молодости, красоте, любви. Проверьте по тексту: он первый раз произносит эту фразу? Вам это о чем-либо говорит?

5. Почему в момент эмоционального всплеска вдруг просит: «Уходи,  сказал он, отворачиваясь и подходя к окну.  Уходи, пожалуйста». Какое состояние героя усиливается через деталь – прижатый глазам платок?

6. Заметьте: поговорку «Мертвых с погоста не носят» (Прошлое не вернешь) в начале разговора произнесла Надежда, а почему теперь её повторил Николай Алексеевич?

7. Зачем Николай Алексеевич рассказал Надежде историю своего неудачного брака?

8. Николай Алексеевич второй раз произносит: «История пошлая, обыкновенная» (первый раз, оценивая отношения с бывшей крепостной-возлюбленной. Второй раз – о семейной жизни). Как вы прокомментируете этот повтор?

9. Значительная, напрямую не сказанная информация для понимания авторской мысли таится в предложении «Она подошла и поцеловала у него руку, он поцеловал у неё».

Маршрутизатор 4 (для лаборатории № 4)

1. «Со стыдом вспоминал свои последние слова и то, что поцеловал у ней руку, и тотчас стыдился своего стыда». В каком состоянии покидает Алексей Николаевич постоялый двор? Что это за авторская игра со словом стыд? Почему герой стыдится того, что поцеловал руку бывшей возлюбленной? Почему самому от этого стыдно?

2. Прокомментируйте суть диалога кучера Клима и барина. Вы заметили одну интересную вещь: кучер говорит об одном, а мысли его собеседника – об ином. Найдите этот момент в беседе. Объясните, почему так странно идет разговор? Запомните: этот прием называется оборванный диалог!

3. Итак, мы узнали, что Надежда очень хотела разбогатеть. Вы можете предположить, что руководит ее жаждой денег?

4. "Кругом шиповник алый цвел, стояли темных лип аллеи… –Вдруг строчки из давно забытых стихов всплыли в памяти героя. Какую роль этот факт играет в тексте?

5. Почему и в этот момент при мысли о том, что Надежда могла бы стать его женой, хозяйкой петербургского дома, он отрицательно качает головой?

6. Какова мысль автора: почему герои новеллы не могли стать супружеской парой?

7. Перечитайте и прокомментируйте пейзажные зарисовки, встретившиеся в вашей части. Какое состояние усугубляет дорожная грязь и расхлябанные колеи? Прокомментируйте образ «бледного», потом  «желтого солнца». Это уже выход на поэтическое начало новеллы.

8. «В холодное осеннее ненастье, на одной из больших тульских дорог, залитой дождями и изрезанной многими черными колеями» — таким осенним дождливым пейзажем начиналась новелла. Заканчивается подобным. Как называется такой прием композиции?

9. Дайте толкование названию новеллы.

Коллективные открытия первой лаборатории

Все четыре лаборатории одновременно начинают работу. Прислушаемся, о чём говорят девятиклассники за первым столом. Мой первый вывод отрадный. Анализировать пейзаж наши дети научены с начальных классов. Осенний пейзаж с выделенными учащимися словами  грязь, грязное  воспринимается всеми как лакмусовая бумажка состояния расхлябанности и грязи не только дороги, но и душевной неразберихи путешественника.

Без промедления зазвучали с разных сторон высказывания учеников:

– Атмосфера унылая, промозглая, зябкая…

– Создается ощущение долгого движения «в никуда» …

– Это настрой читателя на минорный лад…

– Подчеркивается неприкаянность, одиночество путника…

Потом наперебой называются детали интерьера (термин вспоминается быстро!): золотистый образ, чистая скатерть, вымытые лавки, ново беленая печь, аппетитные домашние запахи.

– Обобщим сказанное! – берет на себя руководство лидер группы.

При коллективной работе лидер выдвигается довольно скоро. Необходимость навести порядок в разрозненно звучащих репликах побуждает одного из участников беседы взять на себя роль руководителя.

– В горнице уютно, тепло и чисто. Чисто! – естественно напрашивающееся обобщение.

– В горнице, мне кажется, есть та атмосфера покоя, которой явно не хватает военному – делает вывод ученица.

– Конечно, поэтому он так внимательно осматривает этот неприхотливый быт. Мне кажется, что описание дано не взглядом автора, а военного.

– Здесь чувствуется женская рука, делаю вывод из слова опрятно.

Несколько иное понимание текста…

Так выстраиваются логически, врываются одно за другим суждения.

Нашелся тот, кто статистически исследовал фрагмент и подсчитал, что слово ново использовано дважды:

– Интересно: ново – для него, вынужденного остановиться в этой чистой, но не светской обстановке? Или для нее, пытающейся что-то для чего-то обновлять?

Задатки юного исследователя налицо!

Наконец – маленькое открытие! Девочке понравилось слово «горница», от него, по ее восприятию, исходит какой-то чистый поэтический звук. «Просвечивают» это слово глазами и товарищи, словно увидели впервые…

– Согласны.

Действительно, слово горница – это чистая (!) половина избы. Поэтическая трактовка ученицы по душе и мне, и её сегодняшним коллегам.
– Какие будут предположения об антитезе? – следуя моему «маршрутизатору», ускоряет темп руководитель группы и тут же, по нашему учительскому образцу, снова и снова «пытает» собеседников:

– Дорога – горница.

– Бесконечность – замкнутость.

– Ненастье – тепло.

– Закиданный грязью тарантас – чисто вымытые лавки.

– Неуютно – уютно.

– Залитая дождями – сухо.

– Черные колеи – печь ново белена мелом.

–  Движение в дороге – а в горнице: «тахта, … упиравшаяся отвалом в бок печи»…

– Ты это о чем?

– О том, что в горнице все стоит, не движется! — уточняет автор суждения.

А я думаю о том, что много еще у нас детей, в душе которых еще жива поэзия. Мальчик чувствует динамику и статику художественного пространства! Мне интересно, что скажут по поводу 4-го вопроса, поймут ли скрытый в нем намек? Поняли – и быстро:

– Разумеется, горница стоит на проезжем тракте, потому что ее хозяйка надеется на то, что когда-нибудь встретится со своим бывшем возлюбленным.

– Конечно, он же военный, у них были частые командировки.

– Заметили, что постоялая горница не просто у дороги, а (как там сказано?) – «в связи» с почтовой станцией? Там меняли лошадей. Так что вероятность встречи велика.

– Портретная характеристика – это просто: собираем опорные слова,- концентрирует работу ведущий обсуждение. Быстрый водоворот слов: усталый, раздраженность почему-то не покидает даже при входе под крышу, красивый, статный офицер, бледные руки…

– О чем говорит деталь?

– Об аристократизме, возможно.

– А возможно, бледность – от пережитого недавно?

Вполне резонный вопрос-догадка. Как при таком многообразии точек зрения выделить верную? Какую из них участники обсуждения должны донести потом до своих собеседников в «четвёрке»? Может быть, наиболее близкую и понятную восприятию конкретного участника лаборатории? Можно и так. Но если он способен удержать в памяти множество высказанных в ходе обсуждения версий, то допустимо познакомить с разными выводами. Считаю, что в с е версии имеют право на существование. Они дополняют и углубляют друг друга, приближают читателя к авторской концепции. Рассматривают её под разными углами зрения.

Уточняется ответ выделением детали – офицер умышленно старается быть похожим на Александра II. Это следование моде времени. Следование офицерской моде. Знак уважения царствующей персоне. Это доказательство того, что он верноподданный…

Потом ученики обсуждают проблему, которая не вызывает разнотолков: человек с подобным имиджем против течения не пойдет, он подчинится принятым нормам, сословным устоям даже если душа запросит иного.

К моему сожалению, полковника, отца Вареньки, из толстовского рассказа «После бала», тоже старавшегося подражать во внешности царскому имиджу, в этот раз не вспомнили (предыдущие классы находили перекличку авторов).

Отмечается яркая, броская, не потерявшая еще прелести красота героини, но красота не аристократическая, да и домашняя одежда (например, красные поношенные татарские туфли) вызывает несколько пренебрежительное отношение к ней приезжего (хотя женственные округлые плечи мельком, но все же замечены мужчиной!)

– Повторенное автором слово тоже приглашает сопоставить случайных встречных, может быть, приподнять в наших глазах простолюдинку.

– Возможно, это приглашение понять: тоже хороша, но не той красотой. На доверительный разговор проезжий явно не настроен.

Как мне и мечталось при составлении карточек-стимуляторов, разговор сам собой от вопроса к вопросу становится стройнее, логически сцепляется.

Такой заинтересованный разговор всего лишь на материале одной части текста новеллы Бунина состоялся в первой исследовательской лаборатории. Совместные наблюдения, находки и выводы его участники понесут в исходную «четвёрку» и первыми начнут анализ рассказа.

Некоторые мысли других исследовательских лабораторий

За соседним столом разговор идёт не менее интересный, нравственно-психологический. Ученики вспомнили литературоведческие термины: монолог, диалог, реплика.

Причины начатого разговора, начатого самим проезжим, объяснены в разных вариациях: устал от молчания в пути; это долг вежливости светского человека; не стоять же молча, если хозяйка не торопится уйти. Он задает банальные вопросы, явно не интересуясь ответом. И комплемент о порядке в горнице брошен мельком, по правилам светского этикета.
А женщина, понятно, сразу узнала его, ждет, когда же и как он отреагирует. Он отреагировал только на произнесенное имя отчество. То, что и в дальнейшем она его называет по имени и отчеству, а он просто по имени, говорит о том, что он выше ее по положению, по статусу, утверждают собеседники. Исчезнувшая усталость, считают они, – оттого, что герой возбужден, прилив сил вызван наплывом чувств, от которых он краснеет. Воспоминания или очень личные, касающиеся их двоих, или же ему становится стыдно. Не вызывает сомнения и утверждение, что Надежду не удивила эта встреча, потому что она ждала ее, как выяснится чуть позже, тридцать лет, видно, считая каждый день, живя только воспоминаниями и надеждой на встречу.

– На что-то рассчитывала? – уточняет лидер.

– А почему и нет? Она же теперь не крепостная.

– Вряд ли, – вмешивается оппонент,- столько воды утекло! Она сама же сказала: «Мертвых с погоста не носят», перечеркивая этим возможность восстановления отношений.

– Просто ей хочется высказать ему все, что накипело, наболело за эти десятилетия.

Дети обговаривают факт, что эти десятилетия были для нее ужасом, если уж доходила сколько раз до мысли о самоубийстве. А для него время текло по-иному: плюс-минус пять лет – ничего не меняет, да и вычеркнуто все было давно. А теперь, замечают дети, когда вновь нахлынули волшебные воспоминания о горячей любви юной девушки к нему, он опять в их плену.

– Нет! – возражает сосед. – Он хмурится, скорее гонит их от себя.

– И все равно волнение передано его шагами по комнате.

В третьей лаборатории ученики сошлись во мнении, что Надежда – однолюбка, она умела любить, этими мгновениями жила, любовь не угасла. Она утверждает, что любовь не проходит с годами. Николаю Алексеевичу это невозможно представить. С каким неподдельным удивлением восклицает он: «Ведь не могла же ты любить меня весь век!» Он, заметили собеседники, давно разочаровался в любви, предавая любовь и сам наказанный предательством любимой жены. Для него одно лекарство, повторяемое им как заклятье: «Все проходит». Время, думает он, укроет все в «темных аллеях» забывчивости. Уже не первый раз разговор детей о новелле поднимается на поэтической волне!

Недобрая усмешка Надежды при разговоре об их свиданиях – это, наверное, по мнению девятиклассников, усмешка над своими обманутыми надеждами, над своей доверчивостью. Сейчас она с обидой и горечью переоценивает все слова, говорившиеся им.

– Но на душе Николая Алексеевича, – подмечают внимательные, – как-то гадко, недаром же повторяет: «История пошлая, обыкновенная».

– Это ужасно, – комментирует эти слова ученица, если измены и предательства в судьбе героя – обыкновенны. Тем более пошлость, творящегося им – и с ним, мужчиной осознается…

«Мертвых с погоста не носят», считают ученики, повторил он вслед за Надеждой, ища себе оправдания: мол, не судят за давностью лет, сама же так считаешь. Историю своего несчастного брака рассказал ей, чтобы как-то успокоить: ему же тоже было не сладко.

– Будто ей от этого станет легче?

Хорошо подмечено, что Надежда, женщина(!), первая целует у него руку.

– Она не избавилась от комплекса крепостной, воспринимает его до сих пор господином.

– Заторопился он, думаю, потому, чтобы не наделать опять глупостей, как в прошлом, – заявляет «умудренный опытом» девятиклассник под хитрый смешок слушателей.

– Да нет, к прошлому у этой пары возврата не может быть. Ему не хочется тревожить свою убаюканную до сей поры душу, хочется снова все забыть, убежать от чувства вины, кажется, только теперь осознанной.

Четвертая лаборатория размышляет о том, почему герою стыдно за то, что поцеловал руку бывшей возлюбленной?

– Он тоже «комплексует» по поводу неравенства. Как мужчина он благодарен женщине за то, что было когда-то между ними, его поцелуй – порыв. Как барин, он, наверное, неловко чувствует себя: опустился до целования ручек содержательницы постоялого двора… И все же он, благородный барин, хотел бы быть выше снобизма, поэтому ему и стыдно за свое светское высокомерие.

Вчитываясь в диалог барина и кучера, ученики комментируют его: любовь, пусть в воскресшая только в памяти, облагородила героя, в его голове вспышками света освещаются моменты жизни, любви, молодости. И уже взамен слов «пошлая, обыкновенная» приходят возвышенные эпитеты: «волшебно прекрасна», «прелестна», «лучшие минуты». От чудодейственной силы памятной любви даже стихи вспомнились! Что-то нежное, щемящее всколыхнуло душу путника.

– За это трогательное воспоминание о любви, за благодарную памятливость хочется простить Николая Алексеевича и даже пожалеть, – сочувствуют герою Бунина добрые девочки.

– Особенно в тот момент, когда он как абсурд воспринимает собственную мысль о том, чтобы ввести простолюдинку в свой дворянский особняк?.. – замечает скептически настроенный оппонент.

Мнения разделились.

Надежду-ростовщицу дети «разгадали» сразу: она, наивная, думала, что дело только в деньгах. Накопит их – сравняется с дворянином. Она же уже вольная…

– Но классовое неравенство, – размышляют дети,- это не только неравенство финансовое, а это разность культуры, этических, эстетических норм и вкусов, это даже что-то генетически обусловленное. Богатеет Надежда, а светского лоска нет, и привычка кланяться барину не вытравлена, и в речи мелькают просторечные слова, например, «небось». Понятно, что не только ветреность молодого офицера, но и классовое неравенство обрекали любовь на трагедию. Сословные предрассудки мешали многим. Все зависело от него, а для него все «прошло, словно и не было»..

Поэтическому образу «темных аллей», вынесенному в заголовок, дано толкование: это темные аллеи памяти, темные аллеи любви, свидетели таинства волшебного чувства, хранители сокровенных секретов, там бродят мрачные тени жизненных трагедий… Эти толкования — завершающий аккорд нашего первого этапа.

От анализа частей рассказа – к синтезу и обобщению

Работа лабораторий завершается. Их участники возвращаются в свои исходные группы – «четвёрки». Каждый ученик сообщает товарищам важные выводы по той части новеллы Бунина, которая анализировалась в его временном коллективе. Так выстраивается обобщённая картина восприятия всего произведения. Последним вопросом, обсуждаемым во всех «четвёрках», оказывается вопрос об идейно-образной значимости названия рассказа.
Вопрос учителя:

– Вы познакомились с новеллой Бунина. Какое у вас осталось впечатление о прочитанном?

– Грустное, но и взволнованное. Словно страницы излучали свет. И снова возвращаешься к мысли: любовь любая, даже мимолетная, не уходит бесследно. Но все ли способны любить?..

Интересна запись в рабочей тетради ученицы: «Я даже не могу сказать, что это произведение о любви. Это об особенности памяти человеческой ярко сохранять самое значимое, самое необыкновенное, самое непостижимое. Все это все-таки вбирает одно слово – любовь. Она была в молодых сердцах, она вышла из темных аллей памяти, чтоб заявить: «Я была как волшебство! Была! И вы оба в моем плену!».

Рисунок 2

На поэтической волне

Теперь, когда растревожены не только мысль, но и чувства читателей, стоит завершить урок на этой лирической волне. Заранее подготовленный ученик читает наизусть стихотворение Николая Огарева «Обыкновенная история» (1842 г.), строчки этого незаслуженно забытого поэта стали основным мотивом бунинской новеллы:

Н. Огарев

(1813 — 1877 гг.)

 

Обыкновенная история

Была чудесная весна! 
Они на берегу сидели – 
Река была тиха, ясна, 
Вставало солнце, птички пели; 
Тянулся за рекою дол, 
Спокойно, пышно зеленея; 
Вблизи шиповник алый цвел, 
Стояла темных лип аллея. 
Была чудесная весна! 
Они на берегу сидели – 
Во цвете лет была она, 
Его усы едва чернели. 
О, если б кто увидел их 
Тогда, при утренней их встрече, 
И лица б высмотрел у них 
Или подслушал бы их речи – 
Как был бы мил ему язык, 
Язык любви первоначальной! 
Он верно б сам, на этот миг, 
Расцвел на дне души печальной!.. 
Я в свете встретил их потом: 
Она была женой другого, 
Он был женат, и о былом 
В помине не было ни слова; 
На лицах виден был покой, 
Их жизнь текла светло и ровно, 
Они, встречаясь меж собой, 
Могли смеяться хладнокровно… 
А там, на берегу реки, 
Где цвел тогда шиповник алый, 
Одни простые рыбаки 
Ходили к лодке обветшалой 
И пели песни – и темно 
Осталось, для людей закрыто, 
Что было там говорено 
И сколько было позабыто.

 

Сказано достаточно. Комментарии излишни. Последний эмоциональный отклик, надеюсь, вызван.

Список источников и литературы:

1. Мередит К.С., Стил Дж.Л., Темпл Ч. Критическое мышление: углубленная методика. Пос. IV // Подготовлено в рамках проекта «Чтение и письмо для Критического мышления». М.: Изд-во «ИОО». 1997.
2. Михайлов О.Н. Иван Алексеевич Бунин. Очерк творчества. М.: Наука, 1967.

3. Иллюстрация Натальи Леонидовой. URL: http://about-artart.livejournal.com/1051351.html; (дата обращения: 22.12.2014).

Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.