Рубрики
Детское движение и ученическое самоуправление

Традиции и перспективы в развитии ученического самоуправления

Проблема появления и развития ученического самоуправления является чрезвычайно многогранной, поэтому раскрыть ее в небольшой статье крайне затруднительно. В этой связи, в предлагаемом ниже материале представляется значимым осветить, прежде всего, наиболее важные вехи в реализации идеи ученического самоуправления в логике современных требований ФЗ-273 «Об образовании в Российской Федерации» (2012). Подобный подход позволит смотреть на историю появления ученического самоуправления не обособленно, а в логике потребностей сегодняшнего дня, т.е. будет иметь практическую востребованность. Поэтому небольшой исторический экскурс не исчерпывает проблемы, он направлен на ее постановку.

Рыжов Алексей Николаевич,
доктор педагогических наук,
доцент кафедры педагогики МПГУ,
ranik2006@yandex.ru

Проблема появления и развития ученического самоуправления является чрезвычайно многогранной, поэтому раскрыть ее в небольшой статье крайне затруднительно. В этой связи, в предлагаемом ниже материале представляется значимым осветить, прежде всего, наиболее важные вехи в реализации идеи ученического самоуправления в логике современных требований ФЗ-273 «Об образовании в Российской Федерации» (2012). Подобный подход позволит смотреть на историю появления ученического самоуправления не обособленно, а в логике потребностей сегодняшнего дня, т.е. будет иметь практическую востребованность. Поэтому небольшой исторический экскурс не исчерпывает проблемы, он направлен на ее постановку.

Возникновение самой идеи школьного самоуправления связано с появлением идеи об организации школьной жизни. Однако в Древней Руси училища не имели не только органов управления, но и даже руководителя. В основе учебного процесса лежала передача священником-учителем учебной информации ребенку – ученику. Училища были небольшими – от семи-восьми до двадцати-тридцати учеников, и потому не требовали особых органов управления. И лишь в связи со значительным укрупнением численности учащихся – до нескольких сотен, потребовалось создание системы управления в учебных заведениях.

На территории России первыми крупными учебными заведениями стали Киево-Могилянская академия (1631) и Славяно-греко-латинская академия (1687), в каждой из которых к началу XVIII века было более, чем по 300 учащихся. Однако существовавшие в них по западно-европейским образцам общие собрания преподавателей и учащихся широких полномочий не имели и участвовали в обсуждении лишь хозяйственных вопросов. На протяжении XVIII – первой половины XIX века происходило усиление централизации управления, как в учебных заведениях, так и системой образования в целом.

Попыткой усилить общественное начало в управлении учебными заведениями было положено реформами 1860-х гг. Однако идея создать в средней школе реально функционирующее общее собрание преподавателей и учащихся, как это было в ряде университетов, не увенчалась успехом. Лишь в ряде частных гимназий ее удалось частично использовать.

На рубеже XIX–XX вв. в ходе правительственных реформ, начатых Министром народного просвещения Н.П. Боголеповым, было разрешено функционирование не политических ученических организаций, родительских советов, участие родителей и учащихся старших классов в общешкольной жизни [18]. Эти решения были выработаны «Высочайше утвержденной Комиссией по вопросу об улучшениях в средней общеобразовательной школе» (1899-1901). Подтверждение намеченного министерством курса на демократизацию управления в средней школе было сделано другим Министром народного просвещения – П.Н. Игнатьевым в циркуляре «О мерах к улучшению школьной жизни» (1915). Эти меры не остались «министерской теорией», а с успехом были реализованы в деятельности целого ряда государственных гимназий [1,9,14,16,17].

Другим вектором в развитии ученического самоуправления стала частная и общественная образовательная инициатива. Она проявилась в деятельности частных учебных заведений, работавших на основе самостоятельно разработанных Уставов. Наиболее известным из подобных учебных заведений было общество «Сетлемент», организованное К.У. Зеленко и С.Т. Шацким в 1906 году по образцу увиденных ими на Лондонских рабочих окраинах «Культурных поселков». Общество представляло собой, говоря современным языком, образовательный комплекс. В него входило дошкольное учреждение, начальная школа, детский клуб и летняя колония. Кроме того, дети осваивали азы целого ряда профессий. В соответствии с разработанным Уставом, высшим органом управления провозглашалось общее собрание всех членов общества – взрослых и детей [4]. Все решения, принятые на собраниях детей и на общем собрании членов общества, считались обязательными для исполнения.

После революции октября 1917 года был подготовлен ряд документов, среди которых «Основные принципы единой трудовой школы» (1918) [3], «Положения об организациях учащихся в школах второй ступени» (1921) и «Тезисы о самоуправлении» (1923). В этих документах провозглашалась необходимость участия детей в управлении школой через организацию собраний учащихся и их деятельности в общем собрании школы или конференции. То, что эти требования не оставались только «на бумаге», а реализовывались в деятельности многих советских школ, свидетельствуют многочисленные источники [2,7,8,10,11,12,13,15,19].

В целом, можно заметить, что и до революции, и в 1920-е гг. продвижение идей ученического самоуправления исходило от государственной власти и выступало элементом государственной политики в сфере образования. Высшим органом самоуправления в средней школе провозглашалось общее собрание или конференция работников и учащихся. Обе названных тенденции, как будет показано ниже, станут ведущими направлениями реформирования идеи ученического самоуправления на ближайшее будущее.

С начала 1930-х гг., когда в образовательной политике был взят курс на укрепление единоначалия в управлении образовательными учреждениями, общешкольные органы ученического самоуправления исчезли из них на шестьдесят лет. А новообразования, именовавшиеся органами школьного самоуправления, являлись на практике лишь их имитацией.

В начале 1990-х гг. вновь вернулись к идее сочетания единоначалия и самоуправления в школе. Подобная идея была закреплена в Законе «Об образовании» (1992) в статье 35 [6]. Каждая школа должна была разрабатывать свой устав, в котором могла устанавливать конкретную форму самоуправления с участием учащихся. В 1996 г. был подготовлен документ «О внесении изменений и дополнений в закон РФ «Об образовании», в соответствии с которым управление образовательными учреждениями должно строиться на принципах единоначалия и самоуправления. Основными формами самоуправления названы совет образовательного учреждения, попечительский совет, педагогический совет [5].

В современный период активного реформирования всей системы российского образования происходит изменение содержания ряда педагогических понятий, связанных с идеей ученического самоуправления. Прежде всего, в ФЗ-273 сам термин «учащийся» заменен на «обучающийся». В основу подобного изменения положена идея более широкого вовлечения ребенка в совместную с другими участниками обучения деятельность. Тоже касается и замены термина «самоуправление» на «коллегиальность».

В новых условиях Закон «Об образовании в Российской Федерации» меняет наименование принципа самоуправления на принцип коллегиальности (Ст.26). Подобный принцип усиливает участие обучающихся в управлении образовательной организацией по целому ряду причин. Во-первых, статус органов самоуправления исключает принятие собственно управленческих решений в образовательной организации. Идея коллегиальности подобную практику допускает. Во-вторых, высшим органом, отражающим принцип коллегиальности в управлении, объявляется общее собрание работников и обучающихся (конференция). Таким образом, учащиеся становятся «соуправителями» вместе с педагогическим составом своей образовательной организацией. В-третьих, возможно создание советов обучающихся в целях учета их мнения по вопросам управления образовательной организацией и при принятии локальных нормативных актов, затрагивающих их права и законные интересы. В-четвертых, коллегиальный орган управления с обучающимися в своем составе имеет право представлять свою образовательную организацию и выступать от ее имени. Ранее существовавшие органы школьного самоуправления такого права не имели.

В условиях создания крупных образовательных организаций, включающих в себя прежние учреждения дошкольного, общего, дополнительного и профессионального образования, с общим составом учащихся в несколько тысяч человек, должна быть пересмотрена вся логика управленческой деятельности в школе. И, естественным образом, общее собрание работников и обучающихся (конференция) такой численности сможет функционировать только в новом, пока еще не до конца осмысленном формате.

В связи со сказанным, уместно обратить внимание на необходимость пересмотра самих терминов «самоуправление» «ученическое самоуправление» как устаревшие в современных условиях. Это, в свою очередь, требует пересмотра логики и полномочий участия обучающихся в управлении образовательной организацией. Подобные действия возможно осуществить, прежде всего, при соблюдении трех необходимых условий: четкого понимания сути и содержания требований федерального законодательства, готовности перестроить под них собственную деятельность и знание традиций в развитии идеи коллегиальности при управлении образовательными учреждениями и организациями.

Список источников:
1. Аграев Г.В. Родители, учителя, ученики. Родительские комитеты и организации. Жизнь средней школы за последние годы. СПб., 1908.
2. Вентцель К.Н. К вопросу о детском самоуправлении. Воронеж: 1-я Советская типография, 1921.
3. Декрет ВЦИК «О Единой Трудовой Школе Российской Социалистической Федеративной Советской Республики» // Известия ВЦИК. № 225, 16.10.1918.
4. Дети – работники будущего. Первая книга Московского общества «Сетлемент» / Сост. С.Т. Шацкий. М.: Типо-лит. И.Н. Кушнерев, 1908.
5. Закон Российской Федерации «Об образовании» // Российская газета: 1996, 23 января.
6. Закон РФ «Об образовании» (1992) // Российская газета. № 172, 31.07.1992.
7. ИльинН.Н. Самоуправление учащихся в трудовой школе. М: Изд-во «Народный учитель», 1918.
8. Крупская Н.К. Школьное самоуправление и школьная община. М.: Лит. изд. отд. Наркомпроса, 1919.
9. Кулаковский Ю.А. Проект нового устава гимназии. Киев; 1904.
10. Познанский Н. Спорные вопросы детского самоуправления // Вестник просвещения. 1923. № 2. с. 33–49.
11. Положение о детском самоуправлении в политехнической школе // За коммунистическое воспитание. М., 1932. №№ 1–2. С. 41–44.
12. Пчелко А. Школьные советы на борьбу за перестройку школы. // За всеобщее обучение. 1931. № 3.
13. Рубинштейн М.Л. Социально-правовые представления и самоуправление у детей. М.: Право и жизнь, 1925.
14. Самоуправление в школах. Сборник статей. СПб.: Образование, 1912.
15. Самоуправление учащихся. Сборник статей / Под ред. Самсонова В.А. Л.: Начатки знаний, 1925.
16. Семенкин В.А. Ученические собрания, как одно из средств успокоения средней школы, их организация, компетенция и задачи. Казань: Тип. университета, 1906.
17. Сыромятников А. Сборник действующих распоряжений Министерства народного просвещения о родительских комитетах и собраниях при мужских и женских гимназиях и начальных училищах. Одесса, 1916.
18. Труды общих собраний и комиссий по вопросам общим для всех типов средней школы /Под ред. А.П. Лангового, П.И. Парусникова и др. //Совещания, происходившие в 1899 г. в Московском учебном округе по вопросам о средней школе. Вып. 6. М., 1899.
19. Шевляков Г. О работе школьных советов // Ежемесячный журнал ЛГОНО. 1927. № 4.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.