25 сентября 2018

Турбовской Я.С. Двойной праздник (размышления о московском образовании)

Турбовской Яков Семенович,
доктор педагогических наук, профессор,
вице-президент Академии гуманитарных исследований
научный руководитель Городского методического центра
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Аннотация: автор поздравляет коллег с началом нового учебного года и рассуждает о сути явления «московское образование», которое сегодня, по мнению профессора, обретает статус научного понятия. Доказательством того, что модель «московского образования» своевременно адаптируется к глобальным вызовам цифрового общества, является существование проекта «Слово учителю». Эта электронная база обобщенного педагогического опыта может быть использована для решения разных задач в зависимости от подхода: межличностного, группового или инновационного.

Ключевые слова: московское образование, научное понятие, логи-ка управляемого развития, Слово учителю, база обобщенного педагогиче-ского опыта.

***

Дорогие коллеги!

Здорово, что ежегодное традиционное поздравление с началом учебного года может быть органично объединёно с еще одним особым, праздничным событием, значение которого в развитии отечественного образования трудно переоценить и которое, безусловно, окажет значительное влияние на наше будущее.. Буквально на наших глазах, благодаря вашим усилиям «московское образование» из привычного откровенно разговорного термина обретает статус научного понятия.

А это значит, что «московское образование», как и любое научное понятие, начинает обладать определённой совокупностью особенностей, принципиально отличающих его от образования, осуществляемого не только в других городах РФ, но и во всём мире. И теперь в категориальный ряд понятий, отражающих настоящее и будущее образования, как особой проектно создаваемой действительности, с полным методологиче-ски обоснованным правом войдёт «московское образование», вобравшее в себя не только то, чего раньше не было, но и возможность служить своему практическому воспроизведению в других условиях и другими людьми.

Ведь особая гносеологическая значимость научного понятия состоит в том, что оно не только отражает суть созданной талантом и трудом действительности, но и вбирает в себя историю своего возникновения и развития.

А это придаёт ему, и не может не придавать, особую методологическую значимость. Ибо научное понятие одновременно может выступать и в роли своеобразной цели, к осуществлению которой можно стремиться, и в роли особого «навигатора», системно раскрывающего пути её достижения. Причём – что особенно важно – во всей их жизненной сложности. Ибо такое понятие является содержательной основой научной теории, гарантированно обеспечивающей достижение контекстно определённой цели. Именно научной, то есть заменяющей логику долженствования, возлагающей ответственность за результат индивидуально на каждого учителя, особой логикой управляемого развития, требующей от системы гаранти-рованной ответственности за достижение планируемого результата.

И, следовательно, «московское образование» как научное понятие призвано не только отражать свою проектную сущность как ранее не существовавшей модели, но и раскрывать логику постановки и решения жизнью выдвигаемых задач.

Естественно, что в поздравительном слове нет возможности подробно останавливаться на процессе возникновения научного понятия «москов-ское образование», но учитывая его социальную значимость и буквально парадигмальную новизну, без раскрытия некоторых его преобразующих особенностей не обойтись.

И первая из них в том, что цель, поставленная перед образованием Москвы, изначально не была плодом сугубо умозрительной рефлексии и не носила характера научного эксперимента, а сразу же увязывалась с существующей тенденцией электронного вторжения в жизнь как тотальной основы современного государственного и социального бытия, а не только образования.

И поэтому создатели «московского образования», уловив в этой тенденции историческую неотвратимость будущего, решали принципиально новую и не только дидактическую, но и социальную задачу – выявления путей использования формирующих возможностей образования как источника социально преобразующей энергии, обеспечения исторически востребованного уровня конкурентоспособности государства.

Таким образом, исходной особенностью «московского образования» является органичность единства государственной и ведомственной устремлённости к достижению исторически востребованной цели.
И поэтому, что необходимо подчеркнуть, в этом устремлении, кроме осознаваемой необходимости, изначально не было ничего из того, что можно отнести к умозрительной рассудочности и, тем более, к сугубо теоретическому экспериментированию. Ведь когда угроза наводнения или любой другой столь же страшной опасности налицо, не до умозрительного экспериментирования. Не так ли?

И этим сравнением я хочу подчеркнуть, что решалась не теоретическая проблема, а пусть и особая, но именно практическая задача, требующая неотложного воплощения.

Беспрецедентность массового вторжения в жизнь современных принципиально новых технологий, коренным образом преобразующих реальную действительность, не могла не стать (и действительно, стала) императивным условием исторического выживания каждой страны и каждого народа. Ведь исторически возникла дилемма, требующая:
• либо овладеть новой технологической культурой социального бытия,
• либо навсегда отстать в своём историческом развитии.

И надо признать, что не мы начали способствовать укреплению этой тенденции и, тем более, использовать в учебном процессе технологическое разнообразие создаваемых гаджетов.

И поэтому заслуга или вина руководителей Москвы и Московского образования априори определялась только правильностью или ошибочностью принятого и практически осуществляемого решения. Ибо мы действительно первыми отнеслись к тотальной гаджетизации социального бытия как определённой совокупности объективных закономерностей, опора на которые реально превращает отечественное образование в фундаментальную основу исторически востребованного – конкурентоспособного! – социального развития страны. Что и позволило традиционной логике борьбы и запретов противопоставить и создать особую логику управляемого развития образования, методологическую значимость которой, как представляется, невозможно переоценить. Ибо она представляет системную совокупность задач, решение которых, по сути, сливает воедино социальные потребности государства и формирующие возможности образования.

А в подтверждение только один пример.

Так, хорошо известно, что отечественное образование испытывает потребность в развитии творческого потенциала каждого учителя, в интенсификации его профессиональной готовности к самоанализу собственной деятельности и аналитической компетентности в выдвижении целей, подлежащих неотложному воплощению в его собственной деятельности.

И для этого на сайте Департамента образования  Москвы был создан раздел, в котором каждому учителю предоставлялась возможность отразить сильные стороны своей профессиональной деятельности.

При этом создатели этого раздела исходили из необходимости не только предоставить место каждому творческому учителю для текстового обобщения своего, но и, понимая сложность этой работы, предусмотрели возможность бонусного стимулирования этого профессионального творчества.

К тому же к авторам этих текстов никакие предварительные требования не предъявлялись. Написали бы только!

Но результат превзошел все ожидания – массово стали поступать от учителей такого рода материалы. И их становилось все больше и больше, но качество было, мягко говоря, не на соответствующем уровне. Причем, настолько «несоответствующем», что пришлось разрабатывать определенные требования, которым предоставляемый материал должен был соответствовать.

И нельзя было не понять, что сама возможность выдвижения таких требований не только отражала происшедшие изменения в учительской среде к текстовому обобщению опыта, но и буквально породила принципиально другую практически неотложную проблему – что делать и как использовать эти тексты?

Ведь многие из них не только содержательно раскрывали практическую эффективность опыта реального учителя, но и, несомненно, обогащали методический арсенал профессионального мастерства. И в результате раздел "Авторские материалы" на сайте «Слово учителю» уже не столько решал проблему аналитического осмысления своего опыта учителем, сколько становился содержательной основой адресного использования этих материалов с позиций их соответствия индивидуальным потребностям и запросам конкретных учителей. Что стало вторым этапом в решении проблемы формирования профессионального роста каждого учителя.

Что методологически принципиально важно – возникновение новых требующих решения задач, способствовало актуализации в сознании современного учителя особой проблемы, методологическую значимость которой в исторической судьбе отечественного образования невозможно переоценить. Ибо принципиально изменялось отношение не абстрактной «практики и науки», а реальных практиков к знаниям, в которых возникала потребность. И уходило из жизни московского образования примитивное отношение к научным знаниям, формально определявшееся годом публикации. Науке возвращалась содержательная целостность. Не ограничиваемая временными датами. И независимо от календарно зафиксированного времени, продуктивные научные решения не только стали целенаправленно использоваться, но и всё больше входили в состав профессиональной культуры современного московского учителя.

И именно поэтому в основу решения проблемы адресного использования материалов обобщающих опыт учителя, составила технология диагностирования массового педагогического опыта, созданная в 80-е годы прошлого века, обеспечивающая возможность индивидуального подхода к каждому учителю, позволяя ему преодолевать профессионально испытываемые затруднения.

И в результате возникшая база обобщенного педагогического опыта может быть использована на разных уровнях:

  • межличностном, позволяющем целенаправленно объединять его носителя и тех, кому именно этот опыт может помочь;
  • групповом, служащем удовлетворению профессиональных запро-сов многих учителей из разных учебных учреждений;
  • инновационном, не имеющем в современной массовой практике аналогов, и тем самым обогащающем арсенал методических средств, не-обходимых каждому учителю.

Нетрудно отметить, что благодаря разноуровневому подходу к проблеме целенаправленного стимулирования и использования текстовых результатов обобщения опыта, «московское образование» буквально обнажает структурную неразрывность эмпирического и теоретического знания, неопровержимо доказывая, что и то, и другое являются проявлениями профессионального творчества учителя.

И поэтому самая главная особенность, сконцентрированная в понятии «московское образование», состоит не только в преодолении буквально векового лукавства, позволяющего взваливать ответственность за результаты обучения и воспитания на конкретного учителя, а в откровенном признании ответственности системы образования за каждого ребёнка, и, следовательно, призванной обеспечить учителю необходимые условия для высокоэффективной и при этом максимально возможной комфортной деятельности.

И поэтому, дорогие коллеги, осознание значимости воплощённого в понятии «московское образование» опыта, может не только стать предметом правомерно испытываемой гордости, но и пробудить в каждом из нас гражданское и профессиональное стремление к завершению работы над созданием модели, жизненно необходимой отечественному образованию. Это важный момент, имеющий полное право стоять в одном ряду с многими судьбоносными событиями в отечественной и мировой истории.

И завершая поздравление, не могу не выразить уверенности, что у нас всё намеченное осуществится.


Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.

Просмотров 142