K вопросу воссоздания Спасо-Преображенского монастыря XIV века в Тушино

Аннотация: проблема возрождения разрушенного Спасо-Преображенского монастыря XIV века в Тушино, основанного верным соратником великого князя Дмитрия Донского – боярином Иоанном Родионовичем, – сегодня как никогда актуальна в преддверии празднования 640-летия со дня Куликовской битвы. Возрождение Спасо-Преображенского монастыря планируется с целью нравственного христианского просвещения и воспитания молодежи. На примере изучения забытых страниц истории Спасо-Преображенского монастыря XIV – XVII веков, читатели познакомятся с традициями учреждения христианских обителей в России великими князьями и боярами, а также глубже почувствуют неразрывную связь духовного просвещения с гражданско-патриотическим воспитанием современного общества.

Список ключевых слов: Спасо-Преображенский монастырь, Иван Калита, Дмитрий Донской, христианство, Тушино, просвещение, история.

От времен великого князя Владимира, крестившего Русь, до возвышения Московского княжества при Иване Даниловиче Калите постепенно возникло и укрепилось важное государственное устройство, надолго определившее развитие страны. Соединение духовного и «государственного» потенциала поспособствовало развитию и созиданию святых иноческих обителей – оплотов нравственности и духовности. Монастыри, основанные в конце XIV – середине XV веков на огромных просторах тогдашней Руси, еще не освободившейся от ордынского владычества, являлись отголоском великого стремления страны – отголоском святой жизни.
Спасо-Преображенский монастырь (Преображенский монастырь на Всходне) – мужской монастырь, расположенный в 12 верстах от Москвы по Воскресенской дороге в селе Тушине на берегу реки Всходни, был основан в XIV веке. Монастыри в XI – середине XIV вв. располагались в черте города или в близких пригородах, что приводило к тому, что они не имели возможности полностью абстрагироваться от светской жизни. Древнерусские монастыри были связаны не только с представителями отдельных членов княжеских или знатных семей, но и непосредственно вовлекались в политическую жизнь общества. [1]
Спасо-Преображенский монастырь близ современного села Спасское-Тушино был основан на месте существовавшего здесь к XI веку Спас-Тушинского городища на пути из Новгорода через Волок Ламский в Поочье, известного по источникам более позднего времени как «Спас на Всходне». В XII веке Спас стал одним из первых форпостов древнерусского государства на берегах Москвы-реки. До первого упоминания Москвы в Ипатьевской летописи (1147 г.) на месте Спаса располагалось поселение, уже являвшееся центром градообразования. В грамотах XV в. оно упоминается как «Войницкий мыт у Спаса на Всходне», который уже с XII в. находился в совместном владении Новгородской республики и Великих князей Владимирских. [2]
В 1332 году знатный боярин Родион Нестерович — родоначальник некоторых дворянских родов (в том числе Квашниных, Самариных и Тушиных) по милости великого князя Ивана Даниловича Калиты получил помимо прочих владений находившееся здесь село Спас. Новгородская летопись свидетельствует об этом событии: «В лето 6840 (1332) <…> По званию великого князя Ивана Даниловича прииде к нему некто от киевских благоплеменитых вельмож служити Родион Нестерович, а с ним сын его Иван, и с ним же княжата и дети боярские, и двора его до тысячи и до семисот. Князь же великии приять его с радостью, и дасть ему на Москве боярство, и устави ему надо всеми болшинство, и дасть ему в вотчину пол Волока Ламского, а другая бысть половина новгородская. По лете же едином Родион Нестерович посадника новгородского Микулу сосла и приведе весь к великому князю. На приезд на Москве князь великии дасть ему село во область, круг реки Восходни на пятнадцати верстах». [3]
Сын Родиона Нестеровича, боярин и воевода Иоанн Родионович Квашня, в день Куликовской битвы 8 сентября 1380 г. согласно «Сказанию о Мамаевом побоище» командовал костромским полком. [4]
Боярин Иван Родионович Квашня – военный и государственный деятель московского княжества конца XIV в., находясь при великом князе Дмитрии Донском в числе приближенных, имел высший чин боярина, который можно было получить в Древнерусском государстве только за выдающиеся военные или государственные заслуги. Тем более, высокое положение боярина Иоанна Родионовича Квашни в местнической системе социально-служебных отношений указывает на особое доверие к нему, учитывая верную службу его предков великому князю Ивану Даниловичу Калите и его потомкам. Таким образом, воевода и боярин Иван Родионович Квашня был единственным сыном боярина Родиона Нестеровича, одним из ближайших и преданных бояр московского князя Дмитрия Ивановича, был свидетелем при составлении первых двух духовных грамот Дмитрия Донского. В духовной грамоте Великого князя Дмитрия Ивановича «о учинении наследником движимому и недвижимому имению сына своего князя Василия Дмитриевича» от 1371 года с двумя серебряными позолоченными печатями, имя Ивана Родионовича упомянуто вторым в списке, после имени окольничего Тимофея Васильевича из общего количества четырех свидетелей. Одна из двух серебряных позолоченных печатей к этой духовной грамоте Дмитрия Донского принадлежала митрополиту всея Руси Алексию, который также был свидетелем ее написания дьяком Нестером.
Стоит обратить внимание на то, что в исследовании советского академика Л.В. Черепнина первое завещание Великого князя Дмитрия Донского датировано «около 1375 года» (с такой авторской припиской: «вернее всего в связи с походом Дмитрия Ивановича на Тверь в 1375 г.»), а в первоисточнике (Собрание Государственных Грамот и Договоров, хранящихся в Государственной Коллегии Иностранных Дел) четко указан 1371 год написания первого завещания Дмитрия Донского. [5]
Троицкая летопись впервые упоминает о Спасо-Преображенском монастыре под 1390 годом: «Тое же весны в великое говение преставися раб божий Иван Родионович, нареченный в монашеском чину Игнатий и положен бысть у святого Спаса в монастыри, что на Всходне». Таким образом, Спасо-Преображенский монастырь являлся родовым «богомольем» видного московского боярина Иоанна Родионовича Квашни (†1390), который был здесь погребен. Вероятно, по старинной древнерусской традиции представителями государственной власти основывались храмы и монастыри по обету Господу в честь знаковых событий в жизни (в том числе одержанных побед на поле брани), так, боярин Иван Родионович Квашня в память своего участия в Куликовской битве вполне мог основать монастырь в своих имениях, подобно великим князьям XIV в. [6]
Вообще, традиция основания монастырей на вотчинных землях великими князьями довольно распространенная в древности, например, «Государь же великий князь Дмитрий Иванович пожаловал в дом живоначальные Троицы и Пречистыя Богородицы и великим чудотворцем Сергию и Никону … на Москве в городе под церковь и под кельи близ своего государева двора». [7]
Воспитание, совершаемое в строгом духе православия, «самое образование тогдашнего времени полагали в основу жизни… глубокое сердечное благочестие и усердную набожность». [8]
Таким образом, потомками боярина Родиона Нестеровича был основан Спасо-Преображенский монастырь. С XIV века в непосредственной близости со Спасо-Преображенским монастырем проходила Волоколамская дорога (ныне шоссе), что также придавало ему важное стратегическое и торговое значение. На протяжении XV – XVI вв. родовая вотчина Квашниных постоянно дробилась, а ее отдельные части уходили посторонним лицам и монастырям. После смерти Квашни землю унаследовал его сын Василий Туша, давший своё имя Тушину. Затем село принадлежало его сыну Александру Васильевичу Тушину, внуку Михаилу Александровичу Тушину и правнуку Семену Михайловичу Тушину, у которого и было приобретено в 1542 г. его племянником воеводой Андаканом (Евдокимом) Федоровичем Тушиным, впоследствии судьей в Московском Судном приказе, в 1562 году он постригся в Спасский монастырь.
В конце XVI века Тушины (родственники Квашниных) отписали вотчину и сам Спасо-Преображенский монастырь в состав обширных владений Троице-Сергиева монастыря. Супруга князя Петра Телятевского (в иночестве София) в 1570 году отписала его в дарственной грамоте Троице-Сергиеву монастырю на поминовение своего отца Федора Михайловича Тушина и брата. Потомок родовитых бояр Авраамий Квашнин упомянут иноком в братском помяннике синодика Троице-Сергиева монастыря за 1574/1575 гг., что также может свидетельствовать о переходе части вотчинных земель Квашниных в Троице-Сергиев монастырь. Со временем материальное положение населения вотчин, переданных своими владельцами Троице-Сергиеву монастырю, становилось выше, чем у иных частновладельческих. Поскольку еще со времени правления Дмитрия Ивановича Донского «отчины Троицкого Сергиева монастыря» освобождались «от пошлин и повинностей» согласно жалованной грамоте великого князя. [9] Спасо-Преображенский монастырь с принадлежавшими ему вотчинами упомянут в писцовых книгах 1584-1586 гг.
В годы Смутного времени Спасо-Преображенский монастырь, тесно связанный с Троице-Сергиевым монастырем, был разорен и уничтожен польско-литовскими войсками и сторонниками Лжедмитрия II и более не возобновлялся. По этому поводу очевидец событий немец Конрад Буссов отметил в своих записках, что «Димитрий Второй упорно осаждал Москву и Троицу. Где только можно было причинить ущерб московитам, там его десять тысяч ратников не ленились, жгли, убивали, грабили всюду, куда им только удавалось попасть» и «ежедневно… в лагере варили и жарили, что только есть отменного, пили больше медов, чем пива, в таком изобилии был найден сотовый мед у крестьян и в монастырях». [10]
Из монастырских зданий остались только каменная церковь во имя Андрея Стратилата (впоследствии обращенная в приходскую церковь) и другая разоренная каменная церковь во имя Преображения Господня. В писцовых книгах 1623-1624 годов Московского уезда, Горетова стана, монастырь с вотчинами описан так: «Живоначальныя Троице Сергиева монастыря вотчина село, что был монастырь Всходня на реке Москве, а в нем церковь Андрея Стратилата каменная шатром вверх, а в церкви образы, и книги и свечи и колокола все монастырское строенье Живоначальныя Троице Сергиева монастыря». Церковь Андрея Стратилата, как приходская, была обложена налогами и в приходных окладных книгах Патриаршего Казенного Приказа писалась с 1628 г. под «десятиною Троицких вотчин» так: «церковь Андрея Стратилата, в селе Тушине, на речке Всходне, в вотчине Троицы Сергиева монастыря…». По переписным книгам 1646 г. значится: «Троицы Сергиева монастыря вотчина село, что был монастырь Всходня, на реке Москве, а в нем церковь Преображения Господня, да другая церковь Андрея Стратилата камены».
5 апреля 1652 г. царь Алексей Михайлович направил встречать мощи Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Иова «по Волоцкой дороге к Спасу на Всходню преосвященного Корнилия митрополита Казанского и Свияжского да преосвященного Михаила архиепископа Рязанского и Муромского с боярами: князем Алексеем Никитичем Трубецким, князем Федором Семеновичем Куракиным, Михаилом Михайловичем Салтыковым; окольничим князем Василием Григорьевичем Ромодановским, Прокофием Федоровичем Соковниным и думным разрядным дьяком Семеном Заборовским». [11]
Царь Алексей Михайлович встретил мощи Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Иова «за Тверскими воротами в Девичьем монастыре у Богородицы Страстной». В 1678 г. в селе Тушине числилось крестьян 31 двор. В писцовых книгах 1685-1687 гг. говорится: «в селе Спасском, что был монастырь, церковь святаго мученика Андрея Стратилата каменная с трапезою деревянною, а в церкви образы, и книги, и свечи, и ризы, и у церкви колокола и всякое церковное строенье монастырское и мирское…». В переписных книгах 1704 г. записано: «Живоначальныя Троице Сергиева монастыря, село Спасское, на Всходне, а в нем церкви во имя Преображения Господня». В 1720 г. при Спасской церкви находился священник Семен Прокофьев».
В Синодальном Казенном Приказе производилось дело о построении престола в церкви Преображения Господня, что в селе Тушине. Дело началось по прошению священника оной церкви Семена Прокофьева. В своем прошении, поданном в Казенный Приказ 2 декабря 1723 г., он писал: «в прошлом 1722 г., октября против 28 числа, в оном селе Тушино, что на Всходне, церковь Божию каменную Всемилостиваго Спаса в нощи пришед незнаемые воровские люди пограбили и в той церкви Божией престол сожгли и иконы местные окладные и святое Евангелие обобрали совсем без остатку». 29 января 1729 г. келарь монах Троице-Сергиева-монастыря Иосиф Бурцов просил Синодальный Казенный Приказ выдать ему указ об освящении церкви Всемилостиваго Спаса, что в селе Тушине на речке на Всходне. На прошении написана резолюция: «1724 году, февраля 10 дня, дать указ о освящении». «Того же февраля 28 числа, выдан указ из Синодального Казеннаго Приказа священнику Семену Прокофьеву» об освящении церкви «по новоисправному требнику». В записной книге печатных пошлин Синодального Казеннаго Приказа за 1730 г. значится: «июня 18 числа, запечатан указ о строении церкви, по челобитью Троицкаго Сергиева монастыря архимандрита Варлаама с братиею, велено: в Московском уезде, в вотчине онаго монастыря, в селе Тушине с деревнями, из дому Ея Высочества Государыни царевны Прасковьи Ивановны церковь деревянную во имя Всем Скорбящим перевесть и построить вновь во имя тот же храм…».
Трудный путь прошли иноки и братия Спасо-Преображенского монастыря после многих веков забвения до того времени, когда Москва в начале XX века вновь провозглашена была столицей. А теперь на заре нового века стремительно идёт она к вершинам градостроительства, возрождения оплотов духовности, культурной жизни и просвещения народа.
В июне 1938 г. Тушино было преобразовано в город с включением в его состав поселка Иваньково, а в июне 1943 г. получило статус города областного подчинения. В 1960 г. Тушино было включено в городскую черту Москвы. Институт Генплана Москвы с 13 ноября 2015 года предполагал развитие системы новых общегородских центров на территории Тушино-Спартак, где основным направлением развития территорий, прилегающих к Москве-реке, является повышение их градостроительной роли и формирование новых зон городской активности, а также активное внедрение жилой функции. Замысел по воссозданию Спасо-Преображенского монастыря (XIV – XVII вв.) на территории Тушино в контексте решения задач сегодняшней градостроительной политики как нельзя лучше подчеркнет актуальные духовно-нравственные традиции в истории и современной культуре нашей столицы. Согласно положениям современных нормативно-правовых актов и в соответствии с градостроительными требованиями, проект возрождения Спасо-Преображенского монастыря (XIV – XVII вв.) должен будет включать в себя единый комплекс богослужебных, жилых, хозяйственных построек, принадлежащих монашеской общине, окруженных оградой, а также включающий в свой состав храм или часовню и монашеские кельи. [12] И благое дело возрождения православной духовной жизни в великой столице России продолжится с новыми силами в XXI веке.
История Спасо-Преображенского монастыря на реке Всходня (Сходня) в Тушино видится как неотделимое целое с историей Московского княжества, начиная с периода правления князя Ивана Даниловича Калиты (1325-1340) и его потомков. Бояре, поддерживавшие московских князей династии Рюриковичей, возвышавшие своим духовным единомыслием и деяниями влияние Москвы со времен князя Ивана Даниловича Калиты и верно служащие своим благочестивым правителям, не должны быть забыты в истории Российского государства. Благочестивые русские князья стремились окружать себя благочестивыми подданными. Отцы-основатели Московского государства XIV века (наряду с московскими князьями) бояре: Федор Бяконт, Протасий Вельяминов, Иван Зерно, Андрей Кобыла, Родион Нестерович. [13]
Во все времена строительство монастырей было одним из самых благочестивых деяний как высших государственных людей, так всего народа в целом. Многие святые русские князья считали своим долгом окончить дни своего земного пребывания в святой обители и сподобиться монашеского пострига. Надеемся, что эта святая духовная традиция будет постепенно возрождаться и продолжится в деле воссоздания Спасо-Преображенского монастыря в Тушино.
Таким образом, проблему возрождения разрушенного Спасо-Преображенского монастыря XIV века в Тушино планируется вынести на широкое общественное обсуждение и предложить ее решение с целью нравственного христианского просвещения, возрождения традиций монашеской жизни и воспитания молодежи. На примере изучения забытых страниц истории Спасо-Преображенского монастыря XIV – XVII веков очевидна многовековая традиция учреждения христианских обителей русскими великими князьями и боярами «как по обету, так и по благочестивым помыслам». Такова духовная нить и неразрывная связь культурных традиций христианского просвещения с гражданско-патриотическим воспитанием российского общества.
Поэтому идея воссоздания Спасо-Преображенского монастыря XIV века на реке Всходня в Тушино на месте вотчины, подаренной святым князем Иваном Даниловичем Калитой своему верному соратнику боярину Нестору Родионовичу, видится как центр духовности северо-западного административного округа Москвы. Здесь уместно привести цитату Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла: «монастыри в таком городе, как Москва, имеют чрезвычайно важное значение для духовной жизни Первопрестольного града и для всей Церкви». [14]
Таким образом, воссозданный Спасо-Преображенский монастырь на реке Всходня (Сходня) в Тушино мог бы стать одним из базовых городских объектов культурного наследия современного района Покровское-Стрешнево и в своей деятельности направленным на реализацию широкого спектра духовно-нравственных, просветительских и воспитательных задач в контексте стяжания монашеского подвига и духовно-нравственного воспитания молодежи.

Список литературы:
1. Бълхова М.И. Монастыри на Руси XI – середины XIV в. / Монашество и монастыри в России, IX – XX века: Исторические очерки / [Отв. ред. Н.В. Синицына]. М., 2002. С.39.
2. Собрание государственных грамот и договоров, хранящихся в государственной коллегии иностранных дел. М., 1813. Ч.1. № 35. С.62; №151. С.417-420.
3. Полное собрание русских летописей. Новгородская летопись по списку П.П. Дубровского. Том XLIII. М, 2004. С.110-111.
4. Сказания и повести о Куликовской битве / Издание подготовили Л. А. Дмитриев и О. П. Лихачева. — Л.: Наука, 1982. С.159; 183.
5. Собрание Государственных Грамот и Договоров, хранящихся в Государственной Коллегии Иностранных Дел. М., 1822. Ч.1. № 30. С.51; Черепнин Л.В. Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV – XVI вв. М., Л. 1950. №8. С. 24-25; 579.
6. Буслаев Ф. Русская хрестоматия. Памятники древней русской литературы и народной словесности с историческими, литературными и грамматическими объяснениями и с словарем. Для средних учебных заведений. Издание двенадцатое. М., 1912. С.186.
7. Вкладная книга Троице-Сергиева монастыря. М., 1987. С.26.
8. Забелин И.Е. Троицкие походы русских царей. М., 1847. С. 1.
9. Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи Археографической экспедицией императорской Академии наук. Дополнены и изданы Высочайше учрежденною Комиссиею. СПб.,1836. Т.1. № 7. С.3.
10. Конрад Буссов. Московская хроника 1584-1613. / Памятники Смутного времени. Тушинский вор: личность, окружение, время. Документы и материалы. М., 2001. С.332.
11. Дворцовые разряды, по высочайшему повелению изданные II-м отделением собственной Его Императорского Величества канцелярии. СПб., 1852. Т.3. Стлб.304.
12. Национальный стандарт РФ ГОСТ Р 56891.6-2017; Свод правил по проектированию и строительству СП 31-103-99 «Здания, сооружения и комплексы православных храмов» (утвержден постановлением Госстроя РФ от 27 декабря 1999 г. № 92).
13. Борисов Н.С. Иван Калита. 2005.
14. Слово к монашествующим. Проповеди Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла в монастырях (2013-2014 гг.) – М., 2014. С.180.

Иеромонах Григорий (Дмитрий Иванович Кутыш),
Иеромонах подворья
Русского Свято-Пантелеимонова монастыря
на Афоне при Патриархе Московском и всея Руси
dmitry_iv77@mail.ru

Щербаков Сергей Николаевич,
 методист ГБОУ ГМЦ ДОгМ
scherbakowsn@mosmetod.ru

Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.