«Друзья мои, прекрасен наш союз!..» 220-летию со дня рождения А.С. Пушкина посвящается

«Друзья мои, прекрасен наш союз!..»
220-летию со дня рождения А.С. Пушкина посвящается

6 июня 2019 года Александру Сергеевичу Пушкину исполнилось 220 лет. Имя Пушкина давно уже принадлежит не только русской литературе, но и мировой художественной культуре в целом. Для нас Пушкин – родоначальник новой русской литературы, основоположник современного русского литературного языка.
Материалы юбилейного урока, подготовленные к 220-ой годовщине со дня рождения А.С. Пушкина, приглашают отправиться в Царское Село начала 19 века, где был открыт первый в России Лицей, познакомиться с пушкинским выпуском, из которого выросли поэты, министры, сельские домоседы и неугомонные путешественники.
Шесть лет в Лицее оказали огромное влияние на становление Пушкина как поэта и гражданина России. Этому способствовали не только талантливые педагоги, но и сами лицеисты, в числе которых были одаренные, умные, ответственные молодые люди, которым Пушкин посвятил немало добрых, а порою и шутливых строк.


Рабочий лист № 1 (к видеолекции)

Рабочий лист № 1

История создания Лицея

«Вы помните: когда возник лицей,
Как царь для нас открыл чертог царицын.
И мы пришли. И встретил нас Куницын
Приветствием меж царственных гостей».
А. С. Пушкин,
«Была пора: наш праздник молодой…» (1836 г.)

19 (31) октября 1811 года в окрестностях Петербурга, в Царском Селе, состоялось торжественное открытие Императорского лицея, целью которого было «образование юношества, особенно предназначенного к важным частям службы государственной». Новое учебное заведение назвали по аналогии с известной древнегреческой школой. Когда-то на окраине Афин, близ храма Аполлона Ликейского, существовала школа, основанная великим философом прошлого Аристотелем. Она называлась Ликеем или Лицеем.
Инициатива создания привилегированного высшего учебного заведения принадлежала министру народного просвещения А.К. Разумовскому и министру юстиции М.М. Сперанскому. Учебная программа Лицея была составлена Сперанским ещё в 1808 году. Главное место в процессе обучения было отведено наукам нравственного и исторического характера.
Утверждённое в 1810 году императором Александром I «Постановление о Лицее» уравнивало новое образовательное заведение в правах и преимуществах с российскими университетами. Обучение в Царскосельском лицее было рассчитано на 6 лет и состояло из двух курсов по 3 года каждый. Первый курс именовался начальным, второй – окончательным.
Воспитанников обучали:
  • языкам (русскому, латинскому, французскому и немецкому);
  • наукам нравственным (закону Божьему, философии и основам логики);
  • наукам математическим и физическим (арифметике, геометрии, тригонометрии, алгебре и физике);
  • наукам историческим (истории российской, истории иностранной, географии и хронологии);
  • изящным искусствам и гимнастическим упражнениям (рисованию, чистописанию, танцам, фехтованию, верховой езде, плаванию).
Лицеисты, готовившиеся к военной карьере, дополнительно изучали оружие, тактику, стратегию и историю войн, военную топографию и черчение планов.
Первым директором Царскосельского лицея был Василий Фёдорович Малиновский, один из образованнейших людей своего времени. Он верил в особое назначение нового учебного заведения, и, получив право лично подбирать педагогов, пригласил самых передовых и талантливых людей. Им был создан, по воспоминаниям лицеистов, тот самый «лицейский дух», который воспитанники пронесли через всю жизнь. Это была особенная атмосфера, позволявшая свободно обмениваться мнениями, обсуждать самые острые темы жизни российского общества. Педагоги и воспитатели считали лицеистов людьми взрослыми, способными иметь собственную позицию. Преподаватели обращались к лицеистам на «Вы» и видели в каждом воспитаннике личность.
Располагался Лицей во флигеле Екатерининского дворца, перестроенном в 1811 году архитектором В. Стасовым для нужд учебного заведения. На первом этаже разместились комнаты преподавателей, лазарет и административные помещения, на втором – столовая с буфетом, канцелярия и Малый конференц-зал. На третьем этаже расположились Большой зал, украшенный росписями на античные темы, классы и библиотека. Четвертый этаж занимали дортуары, комнаты воспитанников.
За тридцать три года существования Царскосельского лицея его окончили 286 человек. В 1817 году состоялся первый выпуск, принесший Царскосельскому лицею громкую славу. Выпускниками 1817 года были А.С. Пушкин, А.А. Дельвиг, А.М. Горчаков, Ф.Ф. Матюшкин, Я.М. Яковлев, декабристы В.К. Кюхельбекер и И.И. Пущин. Последующие выпуски Лицея дали России государственных деятелей, дипломатов, сенаторов, учёных (А.К. Гире, Н.К. Гире, А.В. Головнин, Д.Н. Замятнин, Н.А. Корсаков, М.А. Корф, Д.А. Толстой, К.С. Веселовский, Я.К. Грот, Н.Я. Данилевский и др.).
В 1843 году Николай I подписал указ «О введении Царскосельского лицея в общее устройство гражданских учебных заведений». Царскосельский лицей был переведён в Петербург и переименован в Императорский Александровский лицей.

Пушкин-лицеист

В мае 1811 года Пушкину исполнилось 12 лет. В семье было решено отдать мальчика в учебное заведение. В это время до Москвы дошёл слух, что царь Александр I намерен открыть осенью в Царском Селе новое для России учебное заведение – Лицей. Слух этот заинтересовал отца Пушкина, Сергея Львовича, который навёл справки и вскоре узнал, что Лицей должен готовить будущих помощников царя, государственных деятелей. И бесплатное обучение, и покровительство царя, и блестящая карьера в будущем – всё это взволновало Сергея Львовича, и он решил во что бы то ни стало устроить сына в Лицей. Но детей родовитых дворян было много, а в Лицей принимали всего тридцать воспитанников. Надо было хлопотать, искать протекции.
Обычно ленивый и беспечный, Сергей Львович тут проявил достаточную энергию и добился того, что его сыну разрешили держать экзамен.
В июле Александр вместе с дядюшкой Василием Львовичем, известным в ту пору поэтом, выехал из Москвы в Петербург. Он выдержал экзамен и был принят в Лицей.






Как во всех закрытых учебных заведениях, жизнь в Лицее шла по строго установленному порядку. У каждого лицеиста была своя комната. В комнате железная кровать, комод для белья, конторка, стул, стол для умыванья. На конторке чернильница, гусиные перья, подсвечник, щипцы, чтобы снимать нагар с сальной свечи.
Лицеисты вставали рано, в шесть часов утра, одевались при свечах и сбегали с четвёртого этажа вниз по лестницам в зал на молитву, потом шли в класс, учились с семи до девяти часов, пили чай в столовой и шли на прогулку. С десяти до двенадцати снова учились, обедали, снова гуляли и снова учились. Вечером, в половине девятого, ужинали и до десяти часов занимались всяк своим делом: одни читали в библиотеке журналы и книги, другие бегали по залу, играли в мяч, третьи в тихом углу рассказывали смешные и страшные истории. В десять часов расходились по комнатам и ложились спать.
Длинный сводчатый коридор четвёртого этажа погружался в тишину и мрак. Только тускло горели ночники да дежурный дядька уныло шагал из конца в конец.
Большое внимание в воспитании лицеистов уделялось оценкам личности, об успехах лицеистов писались рапорты.
Преподаватели отмечали природный талант будущего великого поэта, острый гибкий ум и при этом полное отсутствие прилежания.
В рапорте с приложением списка воспитанников и с указанием их успехов в геометрии с 1 марта по 19 ноября 1812 г. Пушкин занимает 26-е место: «Очень ленив, в классе невнимателен и нескромен, способностей не плохих, имеет остроту, но, к сожалению, только для пустословия, успевает весьма посредственно». В рапорте за тот же период с приложением отчета о поведении и свойствах воспитанников о Пушкине сказано: «Имеет более блистательные, нежели основательные дарования, более пылкий и тонкий, нежели глубокий ум. Прилежание его к учению посредственно, ибо трудолюбие ещё не сделалось его добродетелью. Читав множество французских книг, но без выбора, приличного его возрасту, наполнил он память свою многими удачными местами известных авторов, довольно начитан и в русской словесности, знает много басен и стишков. Знания его вообще поверхностны, хотя начинает несколько привыкать к основательному размышлению. Самолюбие вместе с честолюбием, делающие его иногда застенчивым, чувствительность с сердцем, жаркие порывы вспыльчивости, легкомысленность и особенная словоохотливость с остроумием ему свойственны. Между тем приметно в нём и добродушие; познавая свои слабости, он охотно принимает советы с некоторым успехом. ˂…˃ в характере его вообще мало постоянства и твёрдости». В приложенной к рапорту учителя рисования ведомости об успехах Пушкин занимает в первом отделении 4-е место: «Отличных дарований, особенно прилежания, но тороплив и неосмотрителен; а потому – успехи его не столько ощутительны, как у первых трёх его товарищей».
Любимыми предметами были русская словесность, латинский и немецкий языки, рисование и фехтование; точные же науки (математика, физика, логика) не давались.
В ноябре 1811 г. Александр Пушкин за прекрасное знание французской литературы получил от товарищей прозвище «Француз».
Одним из знаменательных событий для Пушкина-лицеиста стал переводной экзамен 8 января 1815 года, на котором он прочитал свои «Воспоминания в Царском селе».
Пушкин вспоминал лицейские годы как самое лучшее и беззаботное время.

Экзамен 8 января 1815 года в Царскосельском лицее


В январе 1815 года в Лицее предстоял переходный экзамен. Готовились к нему основательно. Когда стало известно, что на экзамене будет присутствовать Г.Р. Державин, учитель словесности А.И. Галич поручил 15-летнему Пушкину написать достойное такого события стихотворение. За три дня до экзамена сам министр просвещения устроил репетицию. Тогда Пушкин впервые продекламировал «Воспоминания в Царском Селе».
Настало 8 января. Зала наполнилась царскосельской публикой, лицеистами, их родными. Съехались и почетные гости: ректор Санкт-Петербургской духовной академии архимандрит Филарет, министр просвещения граф А.К. Разумовский, попечитель учебного округа С.С. Уваров. Среди них, в первом ряду кресел, усадили Г.Р. Державина.




«Державина видел я только однажды в жизни, но никогда того не забуду. Это было в 1815 году, на публичном экзамене в Лицее. Как узнали мы, что Державин будет к нам, все мы взволновались. Дельвиг вышел на лестницу, чтоб дождаться его и поцеловать ему руку, руку, написавшую «Водопад». Державин приехал. Он вошел в сени, и Дельвиг услышал, как он спросил у швейцара: «Где, братец, здесь нужник?» Этот прозаический вопрос разочаровал Дельвига, который отменил свое намерение и возвратился в залу. Дельвиг это рассказывал мне с удивительным простодушием и веселостию. Державин был очень стар. Он был в мундире и в плисовых сапогах. Экзамен наш очень его утомил. Он сидел, подперши голову рукою. Лицо его было бессмысленно, глаза мутны, губы отвислы; портрет его (где представлен он в колпаке и халате) очень похож. Он дремал до тех пор, пока не начался экзамен в русской словесности. Тут он оживился, глаза заблистали; он преобразился весь. Разумеется, читаны были его стихи, разбирались его стихи, поминутно хвалили его стихи. Он слушал с живостию необыкновенной. Наконец вызвали меня. Я прочел мои «Воспоминания в Царском Селе», стоя в двух шагах от Державина. Я не в силах описать состояния души моей: когда дошел я до стиха, где упоминаю имя Державина, голос мой отроческий зазвенел, а сердце забилось с упоительным восторгом … Не помню, как я кончил свое чтение, не помню, когда убежал. Державин был в восхищении; он меня требовал, хотел обнять… Меня искали, но не нашли…».
Воспоминания А.С. Пушкина
Пушкин также упомянул об этой встрече в послании «К Жуковскому» (1816):
…И славный старец наш, царей певец
избранный,
Крылатым гением и грацией венчанный,
В слезах обнял меня дрожащею рукой
И счастье мне предрек, незнаемое мной.
И в романе «Евгений Онегин» (гл. VIII, строфа II):
Старик Державин нас заметил
И, в гроб сходя, благословил.

Воспоминания И.И. Пущина:
«На публичном нашем экзамене Державин, державным своим благословением, увенчал юного нашего поэта. Мы все, друзья-товарищи его, гордились этим торжеством. Пушкин тогда читал свои «Воспоминания в Царском Селе». В этих великолепных стихах затронуто все живое для русского сердца. Читал Пушкин с необыкновенным оживлением.
Слушая знакомые стихи, мороз по коже пробегал у меня. Когда же патриарх наших певцов в восторге, со слезами на глазах бросился целовать его и осенил кудрявую его голову, мы все, под каким-то неведомым влиянием, благоговейно молчали. Хотели сами обнять нашего певца, его не было: он убежал!».

Воспоминания С.Л. Пушкина:
«Бессмертный певец бессмертной Екатерины благодарил тогда моего сына и благословил его поэтом… Я не забуду, что за обедом, на который я был приглашен графом А. К. Разумовским, бывшим тогда министром просвещения, граф, отдавая справедливость молодому таланту, сказал мне: «Я бы желал, однако же, образовать сына вашего к прозе». «Оставьте его поэтом», – отвечал ему за меня Державин с жаром, вдохновенный духом пророчества».
Г.Р. Державин – С.Т. Аксакову:
«Мое время прошло. Теперь ваше время. Скоро явится свету второй Державин: это Пушкин, который уже в лицее перещеголял всех писателей».


Лицейские друзья А.С. Пушкина

Пущин Иван Иванович (1798–1859)
Горчаков Александр Михайлович
(1798–1883)
Кюхельбекер Вильгельм Карлович (1797–1846)
Дельвиг Антон Антонович (1798–1831)

Первый выпуск Лицея


В первый учебный поток Царскосельского лицея поступило 30 человек, включая Александра Сергеевича Пушкина.
Один из лицеистов (Гурьев) был отчислен в 1813 году. Все остальные доучились до конца.
В результате в 1817 году было выпущено 29 лицеистов.

Выпускник Чин и награды
Горчаков Александр Михайлович Чин IX класса/Награжден 2-й (малой) золотой медалью
Маслов Дмитрий Николаевич Чин IX класса/Награжден 1-й (большой) серебряной медалью
Кюхельбекер Вильгельм Карлович Чин IX класса/Награжден 3-й серебряной медалью
Ломоносов Сергей Григорьевич Чин IX класса/Награжден 4-й серебряной медалью
Корсаков Николай Александрович Чин IX класса/Признан достойным серебряной медали
Корф Модест Андреевич Чин IX класса/Признан достойным серебряной медали
Стевен Фёдор Христианович Чин IX класса
Комовский Сергей Дмитриевич Чин IX класса
Гревениц Павел Федорович Чин IX класса
Матюшкин Фёдор Фёдорович Чин X класса
Илличевский Алексей Демьянович Чин X класса
Яковлев Михаил Лукьянович Чин X класса
Юдин Павел Михайлович Чин X класса
Пушкин Александр Сергеевич Чин X класса
Дельвиг Антон Антонович Чин X класса
Костенский Константин Дмитриевич Чин X класса
Мартынов Аркадий Иванович Чин X класса
Вольховский Владимир Дмитриевич Офицер гвардии/Отмечен 1-й (большой) золотой медалью
Есаков Семён Семёнович Офицер гвардии/ Отмечен 2-й серебряной медалью
Пущин Иван Иванович Офицер гвардии
Саврасов Пётр Фёдорович Офицер гвардии
Корнилов Александр Алексеевич Офицер гвардии
Бакунин Александр Павлович Офицер гвардии
Малиновский Иван Васильевич Офицер гвардии
Данзас Константин Карлович Офицер армии
Ржевский Николай Григорьевич Офицер армии
Мясоедов Павел Николаевич Офицер армии
Тырков Александр Дмитриевич Офицер армии
Броглио Сильверий Францевич Офицер армии

Стихотворения А.С. Пушкина, посвящённые лицейским годовщинам

Девятнадцатое октября… Каждый год в этот поздний осенний день, когда «роняет лес багряный свой убор», лицеисты первого выпуска собирались, чтобы вместе, за круговой чашей, «день Лицея торжествовать».
Лицейским годовщинам Пушкин посвятил всего пять стихотворений, и почти все они полны глубоких раздумий о минувшем и пережитом. Это всегда своего рода жизненные и творческие отчеты поэта.
Уже в первую годовщину основания Лицея, 19 октября 1812 года, у юных лицеистов возникла мысль ежегодно праздновать в своем тесном товарищеском кругу «день лицея».
Ежегодные, на протяжении всех шести лет пребывания лицеистов в Царском Селе, празднования лицейских годовщин носили скромный детски-отроческий характер.
В предоктябрьские дни 1814 года Пушкин простудился и попал в лицейскую больницу. Там, на больничной койке, он написал стихотворение «Пирующие студенты». Оно имело шумный успех…
1815 год был особенно замечательным в жизни Пушкина. Он печатает свои первые стихотворения, читает 8 января на лицейском акте «Воспоминания в Царском Селе». Уходящий из жизни «патриарх певцов» Державин прочит юному Пушкину в будущем славу: он станет «вторым Державиным».
А «второй Державин» в эти самые дни вспоминает прошлогоднюю историю с «гогель-могелем» и обращается к Пущину со стихотворным «Воспоминанием» («Помнишь ли, мой брат по чаше»).

Помнишь ли друзей шептанье
Вкруг бокалов пуншевых,
Рюмок грозное молчанье,
Пламя трубок грошевых?

Закипев, о, сколь прекрасно
Токи дымные текли!..
Вдруг педанта глас ужасный
Нам послышался вдали.

И бутылки вмиг разбиты,
И бокалы все в окно —
Всюду по полу разлиты
Пунш и светлое вино.

О друзья мои сердечны!
Вам клянуся, за столом
Всякий год в часы беспечны
Поминать его вином.
Окончив Лицей, Пушкин должен будет вступить в этот «страшный мир». Поэт охвачен пессимизмом, и его настроения находят отражение в стихотворении «Безверие», прочитанном на выпускном лицейском экзамене по российской словесности: Несчастия, страстей и немощей сыны,
Мы все на страшный гроб родясь осуждены.
Всечасно бренных уз готово разрушенье;
Наш век — неверный день, минутное волненье.
Покидая Лицей, Пушкин прощается с товарищами:
Промчались годы заточенья;
Недолго, милые друзья,
Нам видеть кров уединенья
И царскосельские поля.
Разлука ждет нас у порогу…
Одиннадцатого июня 1817 года Пушкин покинул Лицей. Началась новая жизнь
Девятнадцатого октября 1820 года Пушкин в Гурзуфе, с Раевскими. Он настроен элегически и вспоминает недавние лицейские годы:
Мне вас не жаль, года весны моей,
Протекшие в мечтах любви напрасной,-
Мне вас не жаль, о таинства ночей,
Воспетые цевницей сладострастной:

Мне вас не жаль, неверные друзья,
Венки пиров и чаши круговые,-
Мне вас не жаль, изменницы младые,-
Задумчивый, забав чуждаюсь я.

Но где же вы, минуты умиленья,
Младых надежд, сердечной тишины?
Где прежний жар и слезы вдохновенья?..
Придите вновь, года моей весны!
Осенью 1821 года, докладывая министру просвещения Голицыну о состоянии Лицея, директор его Энгельгардт пишет: «Один только несчастный, увлекаемый пылкостью молодого таланта, слишком рано развитого, и еще до моего прибытия безрассудными хвалами родственников превознесенного, впал в пагубные заблуждения, относящиеся, впрочем, более к голове, нежели к сердцу его… Пушкин призрен и может быть спасен!»
Но спасенья нет и быть не может. Пушкин пишет элегическое стихотворение «Умолкну скоро я!.. Но если в день печали…».
И вслед за ним:
Мой друг, забыты мной следы минувших лет
И младости моей мятежное теченье.
Не спрашивай меня о том, чего уж нет,
Что было мне давно в печаль и в наслажденье,
Что я любил, что изменило мне.
Друзья его справляют в том году, в Петербурге, свой праздник у Илличевского, который в своих написанных к этому дню стихах призывает лицеистов:
Доколе сердце в нас свободно
И чести внятен строгий глас,
Дадим же руки ежегодно
Мы освящать сей день меж нас.
А Пушкин рвется из своего заточения и пишет в стихотворении «Узник»:
Сижу за решеткой в темнице сырой,
Вскормленный в неволе орел молодой,
Мой грустный товарищ, махая крылом,
Кровавую пищу клюет под окном,

Клюет и бросает, и смотрит в окно,
Как будто со мною задумал одно;
Зовет меня взглядом и криком своим
И вымолвить хочет: «Давай улетим!

Мы вольные птицы; пора, брат, пора!
Туда, где за тучей белеет гора,
Туда, где синеют морские края,
Туда, где гуляем лишь ветер… да я!..»
Девятнадцатого октября 1825 года…
Пушкин тягостно одинок в Михайловском:
Печален я: со мною друга нет,
С кем долгую запил бы я разлуку,
Кому бы мог пожать от сердца руку…
Он переносится мысленно в Петербург, где
…на брегах Невы
Меня друзья сегодня именуют…-
и направляет им свое замечательное послание «Роняет лес багряный свой убор…», начальные строфы которого родились у него еще в 1814 году, в лицейской больнице, одновременно со стихотворением «Пирующие студенты».
Четырнадцатую годовщину Лицея друзья праздновали 19 октября 1825 года в Петербурге, 20 октября Кошанский читал юным лицеистам нового поколения «только что полученную от товарищей рукопись «19 октября» (1825 года), читал «с особым чувством, прибавляя к каждой строфе свои пояснения».
После лекции лицеисты «принялись переписывать драгоценные стихи о родном Лицее и тотчас выучили их наизусть»,- вспоминал лицеист позднейшего выпуска Я. К. Грот в своей статье «Первенцы Лицея и его преданья».
В посвященном лицейской годовщине 1825 года стихотворении Пушкин писал:
Запомните ж поэта предсказанье:
Промчится год, и с вами снова я…
Поэт не ошибся, промчался год, и, вызванный императором Николаем I, он действительно оказался 19 октября 1826 года в Петербурге; но между этими двумя годовщинами легли грозные события 14 декабря 1825 года, поглотившие в своих бурных волнах самых близких друзей Пушкина — Пущина и Кюхельбекера…
Николай I расправлялся в то время с декабристами, и Дельвиг вспомнил их в своих стихах, посвященных лицейской годовщине 1826 года, пятнадцатой со дня основания Лицея:
Но на время омрачим
Мы веселье наше, братья,
Что мы двух друзей не зрим
И не жмем в свои объятья.
1835 год… Двадцать четвертая лицейская годовщина… «…Вновь я посетил тот уголок земли» — Михайловское… Опальный домик няни, холм лесистый, граница владений дедовских, три сосны и — обращенные к далекому потомству, к нам:
Здравствуй, племя
Младое, незнакомое! не я
Увижу твой могучий поздний возраст,
Когда перерастешь моих знакомцев
И старую главу их заслонишь
От глаз прохожего. Но пусть мой внук
Услышит ваш приветный шум, когда,
С приятельской беседы возвращаясь,
Веселых и приятных мыслей полон,
Пройдет он мимо вас во мраке ночи
И обо мне вспомянет.
Это как бы завещание поэта, написанное за год до лицейской годовщины, на которой Пушкин присутствовал в последний раз…

Рабочий лист № 2

Рабочий лист № 2

Задания в формате международных исследований качества образования

Задания

Полезные ссылки

Александр Пушкин
Александр Сергеевич Пушкин
Всероссийский музей А. С. Пушкина
Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры «Государственный мемориальный историко-литературный и природно-ландшафтный музей-заповедник А. С. Пушкина «Михайловское»
Авторы-разработчики урока: С.Ю. Гончарук, В.В. Фёдоров, Н.В. Володько, С.В. Богомазова, Э.Р. Стрейкмане, М.В. Морозова, М.А. Баканова
Техническая поддержка и реализация проекта в сети: Булыгина Т. О.