175 лет со дня рождения Н. А. Римского-Корсакова

3567
Памятный знак «Николай Римский-Корсаков» вручается военнослужащим и гражданским лицам, участникам военных оркестров, внёсшим большой вклад в развитие военной музыки; лицам, прослужившим в подобных подразделениях не менее 10 лет, а также гражданам Российской Федерации, оказавшим весомую помощь Военно-оркестровой службе ВС РФ. Награждение памятным знаком «Николай Римский-Корсаков» производится приказом начальника Военно-оркестровой службы в торжественной обстановке им же либо его представителем.

Тихвин – дом-музей

Римские-Корсаковы – представители рода

Т. В. Римская-Корсакова, которая исследовала историю своего рода, отметила, что по преданию древнейший его представитель приехал в Рим с о. Корсика, отсюда – Корс. Из Рима Корсы через Херсонес перебрались в Литву и стали именоваться Корсаками. Достоверно известно, что 9 января 1390 г. Венцеслав Корсак с родственниками переехал в Московское княжество. Он и стал основателем рода Корсаковых, которых к 1670-м гг. насчитывалось более пятидесяти (только мужского пола). 15 мая 1677 г. указом царя Фёдора Алексеевича род был разделен на ветви, и 18 Корсаковых стали именоваться Римскими-Корсаковыми. В 1890 г. отмечалось 500-летие рода. По этому случаю был выпущен золотой жетон с тремя родовыми гербами – Римских-Корсаковых, Корсаковых и Дондуковых-Корсаковых.
Прапрадед композитора, Воин Яковлевич Римский-Корсаков (1702–1757), – русский вице-адмирал, старший сын петербургского вице-губернатора Якова Никитича Римского-Корсакова от брака с Прасковьей Агеевой. Тридцати лет от роду, после ссылки отца, он был определён Петром I в только что открытую тогда в Петербурге Морскую Академию, а в следующем году был зачислен гардемарином и послан за границу, во Францию, для усовершенствования в морских науках. По семейному преданию, Воин Яковлевич – крестник Петра I – по возвращении в Россию попал на серьёзный экзамен к своему крёстному. Экзамен был выдержан успешно, и молодой унтер-лейтенант (до 1732 г. – первый офицерский чин в Российском флоте) начал службу на Балтике, выполняя в то же время и важные дипломатические поручения. Начиная с Воина Яковлевича в роду Римских-Корсаковых 18 человек были моряками, 15 из них окончили Морской корпус, 9 были адмиралами.
Дед композитора, Пётр Воинович Римский-Корсаков (сер. XVIII в. – 1815 г.), во флоте не служил, рано вышел в отставку в чине генерал-лейтенанта и лейб-гвардии секунд-майора и поселился в своём имении Никольском в Тихвинском уезде Новгородской губернии. В 1798 г. его избрали тихвинским уездным предводителем дворянства, в 1801 г. – губернским предводителем новгородского дворянства. В 1801 г. Пётр Воинович построил в Тихвине дом, в котором сейчас находится Дом-музей Н. А. Римского-Корсакова. Из детей П. В. Римского-Корсакова только двое продолжили традицию своего именитого деда. Николай сам стал адмиралом, а старший – Андрей – подарил России двух выдающихся деятелей нашего флота и культуры.
Отец композитора, Андрей Петрович Римский-Корсаков (1778–1862), свои детство и юность провёл в селе Никольском, затем служил в Петербурге. 13 февраля 1812 г. Римский-Корсаков был назначен начальником Первого отделения Канцелярии министра внутренних дел и с этого времени стал пользоваться особым доверием министра. В 1821 г. Андрей Петрович посещает дом богатого помещика Василия Яковлевича Скарятина, где знакомится с его дочерью Софьей – будущей матерью композитора. 25 ноября 1827 г. Андрей Петрович был назначен новгородским вице-губернатором и пробыл в этой должности до 1829 г. 6 апреля 1831 г. он был назначен волынским гражданским губернатором, а 7 августа того же года произведён в действительные статские советники.
Старший брат композитора, Воин (Иван) Андреевич Римский-Корсаков (1822–1871) – контр-адмирал, в его честь названы острова в Японском море; директор Морского кадетского корпуса; писатель. Будучи директором кадетского корпуса, Воин Андреевич осуществил ряд уникальных реформ: в корпус стали принимать не только сыновей потомственных дворян, но и детей гражданских чиновников и старших офицеров – независимо от их происхождения. В. А. Римский-Корсаков стремился дать воспитанникам систематические, серьёзные знания, как общие, так и специальные. Сохранились документы, подтверждающие, что директор училища проводил для воспитанников экскурсии в музеи Горного института, на газовый завод, в мастерские Петербургского порта, в Пулковскую обсерваторию, на выставки Академии художеств. Воин Андреевич обращал серьёзное внимание на уровень подготовки преподавателей и воспитателей корпуса. Директор сам руководил плаваниями учебной эскадры в летние месяцы, стремясь воспитать в кадетах любовь к морю и флоту, чувство товарищества и коллективизма, инициативу и находчивость, физическую выносливость. Он был организатором публичных лекций по истории нашего флота, инициировал установку памятника героям Гангутского боя, выбивал средства на строительство памятника Крузенштерну перед зданием училища на набережной Невы.
Сын композитора, Михаил Николаевич Римский-Корсаков (1873–1951), – зоолог, энтомолог, профессор, доктор биологических наук, основатель кафедры энтомологии Ленинградского государственного университета, заслуженный деятель науки РСФСР. Автор трудов по морфологии, анатомии, эмбриологии, лесной энтомологии. По семейному преданию, Михаил был назван в честь героя первой оперы Н. А. Римского-Корсакова «Псковитянка». Помимо естественнонаучных Михаил Николаевич был хорошо известен и в музыкальных кругах. Он был одним из главных популяризаторов творчества знаменитого отца, нередко выступая с лекциями как о творчестве Н. А.  Римского-Корсакова, так и о других русских композиторах.
Сын композитора, Андрей Николаевич Римский-Корсаков (1878–1940), – советский музыковед, философ, текстолог, музыкальный критик, педагог. Биограф Н. А. Римского-Корсакова. Известен также исследованиями творческого наследия М. П. Мусоргского. Римский-Корсаков – автор первых в России публикаций о балетах И.  Ф. Стравинского.
Владимир Николаевич Римский-Корсаков
Сын композитора, Владимир Николаевич Римский-Корсаков (1882–1970), – русский и советский скрипач, музыкальный педагог, хранитель семейного архива Римских-Корсаковых в Ленинградском государственном институте театра, музыки и кинематографии, адвокат. С 1894 г. обучался игре на скрипке у В. А.  Золотарёва и П. А. Краснокутского, в 1901–1915 гг. – в Петербургской консерватории у Л. С. Ауэра и Н. В.  Галкина. В 1906 г. окончил юридический факультет Петербургского университета, работал в канцелярии Государственного совета. В 1920–1941 гг. являлся альтистом оркестра Ленинградской филармонии, затем Ленинградского театра драмы им. А. С. Пушкина; преподавал в Ленинградском областном педагогическом училище. В 1944–1958 гг. – научный сотрудник Ленинградского государственного института театра, музыки и кинематографии, работал над изучением архивов Н. А. Римского-Корсакова и А. Н. Римского-Корсакова. Член редакционной коллегии Академического собрания сочинений Н. А. Римского-Корсакова (с 1944), автор статей и различных публикаций, посвящённых главным образом жизни и творчеству композитора. Был одним из организаторов Музея-квартиры Н. А. Римского-Корсакова в Ленинграде.
Внук композитора, Андрей Владимирович Римский-Корсаков (1910–2002), – советский акустик, доктор физико-математических наук (1949). В 1932 г. окончил Политехнический институт. Работал в Научно-исследовательском институте музыкальной промышленности, изучал акустические свойства музыкальных инструментов (рояль, струнные щипковые). Докторская диссертация А. В. Римского-Корсакова посвящена исследованию звукообразования в струнных инструментах. С 1955 г. – руководитель отдела Акустического института АН СССР, консультант фабрик музыкальных инструментов. А. В. Римский-Корсаков – один из ведущих учёных-акустиков, автор ряда научных изобретений и многочисленных трудов. Создал (совместно с А. А.  Ивановым, В. Л. Крейцером и В. П. Дзержковичем) электромузыкальный инструмент, названный эмиритоном. Эмиритон использовался при записи звуковой дорожки мультипликационного фильма «Цветик-Семицветик» (1948).
Д. Шостакович: «Богатство тембров, выразительный красивый звук, большие технические возможности – всё это говорит за то, что эмиритон – выдающееся изобретение. Появление эмиритонов в оркестре значительно украсит оркестровую звучность. Эмиритон с успехом может быть и сольным инструментом, при условии овладения техникой игры на нем. Дуэты, трио, квартеты и т.п., состоящие из эмиритонов, звучат превосходно».
Внук композитора, Георгий Михайлович Римский-Корсаков (1901–1965), – российский и советский композитор, педагог. В 1929–1932 и 1942–1946 гг. являлся научным сотрудником Ленинградского государственного института театра, музыки и кинематографии, в 1927–1962 гг. преподавал в Ленинградской консерватории. Георгий Михайлович – один из основателей Дома-музея Н. А. Римского-Корсакова в городе Тихвин.
Внучка композитора, Ирина Владимировна Головкина (Троицкая, Римская-Корсакова; 1904–1989), – русская писательница, известная по роману «Побеждённые» (авторское название «Лебединая песнь»). Дочь Софьи Николаевны Римской-Корсаковой и генерала Владимира Петровича Троицкого. Внучка Николая Андреевича Римского-Корсакова и генерала Петра Архиповича Троицкого, участника русско-турецкой войны 1877–1878 гг. Ирина родилась в семейном имении, в день её появления на свет композитор был в усадьбе и писал оперу «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии».
Правнук композитора, Кирилл Капитонович Головкин (1936–1969), – математик, кандидат физико-математических наук, научный сотрудник Ленинградского отделения Математического института им. В. А. Стеклова. Много занимаясь математикой, он хорошо знал и понимал музыку, любил философию и литературу.

Опера «Снегурочка»

В самом начале 1880-х годов была создана опера «Снегурочка», которая стала самым любимым произведением композитора.

Интересно, что первое знакомство композитора с пьесой великого русского драматурга А. Н. Островского осенью 1873 г. оставило Н. А. Римского-Корсакова равнодушным. Но по прошествии нескольких лет, перечитав сказку, он буквально влюбился в её красоту и решил писать оперу «Снегурочка».

Лето 1880 г. Римский-Корсаков с семьёй провёл в Стелёве под Лугой (город в Петербургской губернии). Это было его первое лето в настоящей русской деревне. Красота природы и окружающих деревень были созвучны влюблённости композитора в сюжет «Снегурочки»: «Какой-нибудь толстый и корявый сук или пень, поросший мхом, мне казался лешим или его жилищем; лес “Волчинец” – заповедным лесом; голая Копытецкая горка – Ярилиной горой; тройное эхо, слышимое с нашего балкона, – как бы голосами леших или других чудовищ».

Римский-Корсаков работал целыми днями. «Музыкальные мысли и их обработка преследовали меня неотступно», – писал композитор впоследствии. Он зафиксировал ход работы буквально по дням: начало – 1 июня (написано вступление к прологу), окончание – 12 августа (заключительный хор). За два с половиной месяца был создан полный эскиз оперы, состоящей из пролога и четырёх действий, для голоса и фортепиано.

«Ни одно сочинение до сих пор не давалось мне с такой лёгкостью и скоростью, как “Снегурочка”», – вспоминал Римский-Корсаков.

И либретто, написанное композитором, и первые музыкальные фрагменты будущей оперы очень понравилось драматургу. «Музыка Римского-Корсакова к моей “Снегурочке” удивительна, – сказал Островский, – я ничего не мог никогда представить себе более к ней подходящего и так живо выражающего всю поэзию древнего языческого культа и этой сперва снежно-холодной, а потом неудержимо страстной героини сказки».

Композитор А. П. Бородин, прослушав эскизное исполнение оперы, сказал, что «Снегурочка» – «это именно весенняя сказка – со всею красотою, поэзией весны, всей теплотой, всем благоуханием».

В «Снегурочке» предстаёт совершенно особый мир, в котором господствуют красота, гармония, свет, живое дыхание расцветающей природы.

Действие происходит в утопической стране, населённой берендеями, которые живут в единстве с природой. Древние обряды обозначают смену времён года и все связаны с поклонением главному языческому божеству – Яриле-солнцу. В этих обрядах Римский-Корсаков использовал множество языческих напевов. То есть обратился к самому древнему пласту русского фольклора, который покорил его фантазию и вызвал к жизни множество искуснейших обработок.

Обрядовые сцены – от проводов Масленицы до финального гимна Яриле-солнцу – очень важный, но далеко не единственный драматургический пласт оперы.

В книге «Летопись моей жизни» композитор обращает внимание на то, что в «Снегурочке» в значительной степени пользовался народными мелодиями, заимствованными из собственного сборника «Сто русских народных песен». «Орёл воевода, перепел подьячий» – в пляске птиц; «Весёленько тебя встречать, привечать» – в проводах Масленицы, песня «Ай, во поле липенька», хор «Просо» и другие.

«Мотив – “Масленица мокрохвостка, поезжай долой со двора” – кощунственно напоминает православную панихиду, – писал Римский-Корсаков. – Но разве мелодии старинных православных песнопений не древнего языческого происхождения? Разве не такого же происхождения и многие обряды и догматы? Праздники Пасхи, Троицы и т.д. не суть ли приспособления христианства к языческому солнечному культу? <…> Таким образом, в ответ на своё пантеистически-языческое настроение я прислушивался к голосам народного творчества и природы и брал напетое и подсказанное ими в основу своего творчества, чем впоследствии навлёк на себя немало нареканий».

Композитор совершенно справедливо гордился своей новой оперой. «Кончая “Снегурочку”, я почувствовал себя созревшим музыкантом и оперным композитором, ставшим окончательно на ноги», – сказано в «Летописи». Эту оперу он считал вершиной своего творчества.

Интересен отзыв о «Снегурочке» одного из выдающихся исследователей творчества Римского-Корсакова А. И. Кандинского: «Не умаляя значения других опер композитора, можно утверждать, что по удивительной художественной гармонии, по свежести, по чистоте и многогранности воплощения идеала Прекрасного “Снегурочка” оказалась неповторимым созданием Римского-Корсакова. Она – живое олицетворение его творческой молодости, “весеннего” цветения его творческого дара».

Премьера «Снегурочки» состоялась 29 января 1882 г. на сцене Мариинского театра.

«Кто не любит моей “Снегурочки”, тот не понимает моих сочинений вообще и не понимает меня», – писал композитор жене в 1893 г., после московской премьеры оперы – по существу, первого настоящего исполнения «Снегурочки», когда она прозвучала полностью, без купюр, в должных темпах и с должным сочувствием исполнителей замыслу автора.

Либретто оперы Н. А.  Римского-Корсакова «Снегурочка».
Либретто оперы «Снегурочка».
Об опере Н. А. Римского-Корсакова «Снегурочка»
Задания

Обратимся к образу главной героини оперы. Послушайте две арии Снегурочки, одна из которых звучит в начале оперы, а другая – в финале. Определите, какая из двух представленных арий открывает спектакль, а какая – завершает. Какие инструменты (группы инструментов) симфонического оркестра подчёркивают характеристику образа Снегурочки – лесной дочери Деда-Мороза в начале оперы и влюблённой дочери Весны-Красны в конце спектакля?


Соотнесите музыкальные примеры с их названиями.

Ария Снегурочки из Сцены таяния (IV действие) Ария Снегурочки из Пролога оперы

Над эскизами костюмов и декораций к опере «Снегурочка» в разное время работали известные русские художники. В их числе были В. М. Васнецов, Н. К. Рерих, Ф. Ф. Фёдоровский.

Рассмотрите представленные эскизы. Опираясь на знание манеры письма названных художников, распределите их в соответствующие группы.

В. М. Васнецов
К. А. Коровин
Ф. Ф. Фёдоровский
М. А. Врубель
Н. К. Рерих

Как уже было сказано, при создании музыкальной ткани спектакля по пьесе А. Н. Островского Н. А. Римский-Корсаков обратился к подлинным фольклорным музыкальным темам, которые звучат в том числе в массовых сценах оперы. Послушайте аудиопримеры звучания хоров в массовых сценах оперы. Вспомните их названия. Соотнесите между собой прозвучавшие фрагменты и названия.

Пляска скоморохов Заключительный хор «Свет и сила бог Ярила» Проводы Масленицы Песня и пляска птиц

Сюжет оперы «Снегурочка» построен на контрастном сопоставлении главных героев: Снегурочка – Купава, Лель – Мизгирь, Дед-Мороз – царь Берендей. Послушайте два сольных фрагмента, представляющих образы Деда-Мороза и царя Берендея. Определите имя персонажа и тембровую окраску голоса исполнителя каждого из сольных номеров. Соотнесите музыкальные примеры с соответствующими эскизами костюмов представленных действующих лиц. Вспомните жанровую принадлежность каждого сольного номера.

Сольный фрагмент
Эскиз костюма
Жанровая принадлежность
Ария Каватина

Опера «Садко»

Открытием в мире музыке стала музыкальная картина Римского-Корсакова «Садко». Это одно из самых ранних программных произведений композитора, в котором он продолжает традиции европейского симфонизма. «Садко» – первое сказочное произведение Николая Андреевича.

Задания
  1. Послушайте музыкальную картину Н. А. Римского-Корсакова «Садко» в исполнении концертного симфонического оркестра Московской консерватории.
  2. Сопоставьте музыку с программой, представленной в начале видеофрагмента.
  3. Какие знакомые интонации вы услышали в данном произведении?
  4. Какие образы нарисовал композитор прозвучавшей музыкой?


Сочинение музыкальной картины «Садко» стало важнейшим актом самоопределения Н. А. Римского-Корсакова как художника.

Вот как отозвался об этом сочинении композитор М. П. Мусоргский, написавший другу: «Вы, Корсинька, в Andante Вашей симфонии показали Вашу милую личность, в русской увертюре сказали «один Бог без греха», в сербской фантазии показали, что можно писать и скоро, и приятно, а в «Садко» заявите себя художником. <...> Это Ваша первая русская вещь, Вам одному принадлежащая и никому больше…». В ответном послании Римский-Корсаков благодарил Мусоргского за идею «Садко»: известно, что первоначально автором сочинения по новгородской былине предполагался М. А. Балакирев, который затем отдал замысел М. П. Мусоргскому, а тот уже нашел точного его адресата. Исполнилось пророчество В. В. Стасова, предсказавшего в письме к Балакиреву в 1861 году, что с сюжетом «Садко» будет связано рождение «музыки русской, новой, великой, неслыханной, невиданной». В том же письме Владимир Васильевич изложил программу, которой в общем придерживался и Н. А.  Римский-Корсаков.

Позже советский и российский музыковед А. И. Кандинский напишет, что в этом произведении Римский-Корсаков нашёл свой поворот «русской идеи» – национальное даётся через эстетическое, и его средоточием становится образ народного певца, так же как во многих позднейших операх композитора. В «Садко» складывается любимый тип женского образа композитора – полуреальный, полуфантастический – и достигается слитность, взаимопроникаемость реального и чудесного, человеческого и природно-стихийного, составляющая самую сердцевину художественного мира Римского-Корсакова. В «Садко» же впервые было воплощено то идеальное равновесие между литературно-программным началом и самостоятельной внутримузыкальной организацией формы, которым характеризуется всё творчество Римского-Корсакова – и симфоническое, и оперное.

Изумление и восхищение слушателей вызвал, говоря словами Римского-Корсакова, «каким-то чудом схваченный оркестровый колорит». «Эта музыка действительно переносит нас в глубь волн – это что-то «водяное», «подводное» настолько, что никакими словами нельзя бы выразить ничего подобного», – писал А. Н. Серов. С премьеры «Садко» за Римским-Корсаковым прочно утверждается авторитет первого оркестрового мастера русской музыки, непревзойденного музыканта-живописца.

В своей книге «Летопись моей музыкальной жизни» Н. А. Римский-Корсаков вспоминает: «Партитура “Садко”, начатая 14 июля, была окончена 30 сентября. Мой “Садко” заслужил всеобщее одобрение… Какие музыкальные веяния руководили моей фантазией при сочинении этой симфонической картины?» Далее он перечисляет многие произведения Листа, Глинки, Балакирева, Даргомыжского. Естественно, что начинающий композитор, дилетант, не имевший систематического профессионального образования, должен был на что-то опираться, брать за образец то, что слышал и самостоятельно изучал. Но тем не менее «Садко» носит уже черты подлинного самобытного таланта. Первое исполнение произведения состоялось в концерте Русского музыкального общества под управлением М. А. Балакирева 9 декабря 1867 г. «“Садко” прошёл с успехом; оркестровка всех удовлетворила, и меня несколько раз вызывали», – пишет композитор в «Летописи».

Через 24 года композитор вернулся к своему раннему сочинению и переработал его. Окончательная редакция осуществлялась на протяжении 1891–1892 гг. «В конце сезона я выполнил еще одну работу, – вспоминает он в “Летописи”, – я переделал оркестровку своего «Садко» (музыкальной картины). Этою переделкою я закончил все мои расчеты с прошлым. Таким образом, ни одно из моих больших сочинений периода до “Майской ночи” не осталось непеределанным».

Именно в музыкальной картине «Садко» композитор впервые ярко проявил себя как музыкальный «маринист», который сумел не просто нарисовать картину моря, а передать настроение и характер стихии. Обладая способностью «видеть» музыкальные тональности, т.е. «цветным слухом», или синестезией, Николай Андреевич представлял музыку в соотношении с цветами. Например, ми мажор он видел синим. Поэтому все произведения, связанные с морем, он писал именно в этой тональности.

В симфонической картине «Садко» для изображения фантастического мира композитор впервые использовал и придуманный им симметричный лад, который впоследствии был назван «гамма Римского-Корсакова». Ещё эту гамму называют октатоникой и часто используют в джазовой музыке.



Задания

Вспомните и перечислите известные произведения Н. А. Римского-Корсакова, в которых мы встречаем образ моря.

Но к теме «Садко» Н. А. Римский-Корсаков обратился вновь в 1894 году, когда задумал создать на этот сюжет оперу.

Работа над оперой началась летом 1894 года в Вечаше – чудесном месте, где были большое озеро, огромный старинный сад, прекрасное купанье. «Помнится, что местом сочинения <...> часто служили для меня длинные мостки с берега до купальни в озеро, – вспоминал Римский-Корсаков. – Мостки шли среди тростников: с одной стороны виднелись наклонившиеся большие ивы сада, с другой – раскидывалось озеро Песно. Всё это как-то располагало к думам о “Садко”». Следующее лето композитор провел там же, и теперь работа над «Садко» шла безостановочно. Картины писались одна за другой (по первоначальному плану, то есть без жены Садко Любавы и, следовательно, без третьей картины, которая появилась позже).

Полностью опера была закончена осенью 1896 г. Её первым издателем был М. П. Беляев. Той же осенью опера была предложена дирекции Мариинского театра, но встретила холодный приём; Николай II вычеркнул её из репертуара. Премьера «Садко» состоялась на сцене Московской частной русской оперы С. И. Мамонтова 7 января 1898 г. и прошла с большим успехом.



Задания

1. Познакомьтесь с описанием оркестрового вступления к опере. Знакомо ли оно вам? Почему? Где встречали данный образ?

Опера начинается оркестровым вступлением, названным самим композитором «Окиан-море синее», рисующим спокойную, но грозную морскую стихию: ровно и бесстрастно катятся волны в необъятном морском просторе, глухой гул стоит над океанской ширью. И нигде из конца в конец не видно ни корабля, ни живого существа…

Н. А. Римский-Корсаков обладал совершенно исключительным слухом: тональности в его сознании окрашивались в определённые цвета. Тональность этого вступления – ля бемоль мажор – ассоциировалась у него с темноватой, серо-синеватой окраской».

2. Послушайте три музыкальных фрагмента. Определите, какой из них соответствует данной образно-тональной характеристике и является темой вступления к опере «Садко».



3. Из скольких звуков состоит основной мотив мелодии представленного фрагмента? Впишите число.

Оперу «Садко» один из первых рецензентов назвал «грандиозным образцом национальной музыки», «толстой книгой», которую надо читать и перечитывать. Совершенство выполнения замысла оказалось столь велико, что на «Садко» впервые в творческой жизни Римского-Корсакова сошлись мнения «врагов» и «друзей»: Стасова и Лароша, Кругликова и Кашкина, Кюи и Иванова. «Пути гения неисповедимы! Идите слушать „Садко“» – эти слова Лароша запечатлел в своих записях Ястребцев. «По нашему мнению, русская музыкальная литература со времен Глинки ещё не имела такого высокого образца художественного воплощения народного русского стиля», – писал Кашкин. «Что за опера “Садко”! – писал через несколько лет после премьеры Ю. Д. Энгель. – Каждый раз, когда слушаешь её, заново подпадаешь под обаяние чего-то свежего, мощного, яркого, красивого. <...> Римский-Корсаков нашёл здесь сам себя, впрочем, не в первый и не в последний раз. И не удивительно. Светлый, легендарный, красочный “Садко” – как должен был этот сюжет вдохновить композитора, характернейшими чертами творчества которого являются культ мажора, радости, солнца; способность проникаться духом русской былинно-сказочной поэзии до претворения её в живой музыкальный эпос; поразительный дар звуковой живописи».

Задания

1. Четвёртая картина оперы, в особенности три песни иноземных гостей, – самые популярные страницы спектакля. И хотя эти арии звучат в сольных концертах разных исполнителей, являясь часто гвоздём программы, наибольшее впечатление они производят в опере, когда ярко индивидуализированные и необычайно эффектные персонажи, вступая в состязание, сменяют друг друга.

Посмотрите видеозаписи арий заморских гостей из оперы Н. А. Римского-Корсакова «Садко». Проанализируйте характер музыки каждого из гостей. Определите, в какой последовательности они были представлены. Заполните ячейки таблицы.

Характеристики

1-я ария

2-я ария

3-я ария

Название арии

     

Тембр голоса исполнителя

Характер музыки

Сопоставление с существующими географическими объектами

Ария варяжского гостя Ария веденецкого гостя Ария индийского гостя Баритон Тенор Бас Суровый, мужественный Широкий, светлый Созерцательный, лирический Город Венеция Страна Норвегия Страна Индия

3. Известно, что в опере «Садко» композитор вновь обратился к жанрам и интонациям подлинных русских народных песен. Послушайте некоторые арии отдельных действующих лиц и соотнесите их с соответствующими жанровыми характеристиками и названиями.


Песня Садко «Ой, ты тёмная дубравушка»


Ария Волховы «Сон по бережку ходил»


Песня Садко «Заиграйте, мои гусельки»


Песня Садко с хором «Высота ль, высота поднебесная»

плясовая (матросская) песня колыбельная песня лирическая песня плясовая песня

Симфоническая сюита «Шехеразада»

Николай Андреевич Римский-Корсаков – поэт оркестра. С детства он испытывал особенное удовольствие от звучания его инструментов. Уходя из оперного театра, он запоминал не только яркие театральные образы и мелодии, но и звучание «маленьких флейточек» в опере «Вольный стрелок» или зловещий гул литавр, завывание корнета и валторны в картине бури в балете «Корсар». Прирожденное чувство оркестра развилось и усовершенствовалось во время инспектирования оркестров и концертно-дирижерской деятельности. Звучание оркестра для Римского-Корсакова всегда – «одна из сторон души самого сочинения». Своеобразный завет молодым композиторам он оставил в книге «Основы оркестровки». В предисловии Римский-Корсаков курсивом выделил важную для него мысль: «в оркестре нет дурных звучностей…».

Мысль воплотить в музыке образы сказок «Тысячи и одной ночи» принадлежала В. В. Стасову и увлекла композитора, любившего Восток, его искусство и природу. «Сказки тысячи и одной ночи» он хорошо знал с детства. Отдельные, не связанные друг с другом эпизоды и картины особенно любимых им сказок образовали четыре части сюиты. Римский-Корсаков отказался от точного изображения музыкой сюжетной канвы той или иной сказки. Его «Шехеразада» – повествование о многочисленных и разнообразных сказочных чудесах Востока вообще.


Задание № 1

В кратком вступлении – своего рода прологе – звучат две темы. Первая – суровая, грозная; в ней слышны повелительные возгласы, приказы; она рисует образ восточного деспота Шахриара.

Ей противопоставляется нежная, повествовательная, узорчатая мелодия – характеристика Шехеразады. Задумчивость и нежность музыки подчёркиваются звучанием удачно подобранного состава инструментов. Исполняет тему Шехеразады одна солирующая скрипка, которой аккомпанирует арфа. Обе темы разделены фантастическими светлыми аккордами, вводящими в мир сказки.

Послушайте музыкальные фрагменты и рассмотрите нотные тексты. Распределите элементы на соответствующие группы.

Тема Шахриара
Тема Шехеразады


Задание № 2

Включая в сюиту сказку о Синдбаде-мореходе, композитор не стремился изобразить в музыке его приключения в дальних странах и морях. Он нарисовал лишь картину морского простора и плывущий по нему корабль. Главное в эпизоде о Синдбаде – морской простор.

Послушайте тему Синдбада-морехода. Подберите 3–4 эпитета, описывающие характер музыки.



Санкт-Петербург – музей-квартира

Обладание и вершинное владение одновременно этими двумя различными способностями – убедительнейшего воспроизведения в музыке формы явлений и ощущений цвета при весьма тонком, внимательном и чутком отношении к человеческим переживаниям – делало Римского-Корсакова величайшим среди музыкантов поэтом природы и человека в природе.

М. Ф. Гнесин

Н. А. Римский-Корсаков был синестетом, т.е. человеком, способным «видеть» музыку в цвете. Сам композитор объяснял природу и роль своего «цветового созерцания» тональностей в его музыке так: «Все тональности, строи и аккорды, по крайней мере для меня лично, встречаются исключительно в самой природе. В цвете облаков или же в поразительно прекрасном мерцании цветовых столбов и переливах световых лучей северного сияния, там есть и Cis настоящий, и h, и As. И всё, что вы хотите».

В отличие от ряда композиторов более позднего периода, «цвето-тональный слух» Н. А. Римского-Корсакова был естественно-непосредственным, основанным на образном и эмоциональном восприятии явлений окружающей действительности и искусства.

В 1893 г. В. Ястребцев констатирует уже сложившуюся систему «цветного созерцания» тональностей Римского-Корсакова с подробными примерами его анализа собственной музыки. И что примечательно, сам композитор не просто ищет мотивировку этих примеров в совпадениях с аналогичным контекстом использования тональностей другими композиторами, но и подчёркивает то, что на формирование его «цветного слуха» мог повлиять опыт музыкантов-предшественников (к примеру, обращение к зелёному у него F-dur в «Пасторальной симфонии» Л. Бетховена либо к синему E-dur в «ночных» эпизодах у М. И.  Глинки и Ф. Мендельсона).

Данная образная фиксация цветового восприятия отдельных музыкальных тональностей была обусловлена врождённым качеством – абсолютным слухом, который способствовал устойчивому закреплению в памяти и, соответственно, в творчестве той семантики тональностей, которая сложилась у композитора.

Так или иначе, если поначалу, как признавался Римский-Корсаков, тональный план произведения выбирался им «в угоду Балакиреву», то где-то с 1874 г. он начал подчинять выбор тональностей, а точнее их отношений, своей сложившейся системе «семантики тональностей», постепенно осваивающей и цветовую характеристику (см. таблицу). В итоге он позволяет себе даже шутить, описывая возникающий зеленоватый ореол вокруг лампы как «какую-то смесь Fis-dur, h-moll и E-dur’a». А если всерьёз, Н. А. Римский-Корсаков проводил практически через всю свою сценическую музыку своего рода лейттональности и лейтгармонии с неизменным сохранением «приписанных» им семантических характеристик. При этом сопутствующие цветовые оценки тональностей формировались по принципу «положительной обратной связи» и закреплялись в итоге так прочно, что, по собственному признанию композитора, вспоминая забытую музыку, он прежде всего «слышал» её тональность и «видел» её цвет, колорит.

Тональность

Н. А. Римский-Корсаков

C-dur

белый

G-dur

светлый, радостный, откровенный; коричневато-золотистый

D-dur

дневной, желтоватый, солнечный, царственный, властный

A-dur

ясный, весенний, розовый; это цвет вечной юности, вечной молодости

E-dur

синий, сапфировый, блестящий, ночной, тёмно-лазурный

H-dur

мрачный, тёмно-синий со стальным серовато-свинцовым отливом; цвет зловещих грозовых туч

Fis-dur

серовато-зеленоватый

Des-dur

темноватый, тёплый, багряный

As-dur

характер нежный, мечтательный; цвет серовато-фиолетовый

Es-dur

тёмный, сумрачный, серо-синеватый (тональность «крепостей и градов»)

B-dur

несколько тёмный, сильный

F-dur

ясно-зелёный, пасторальный; цвет весенних берёзок

«Цвето-тональные» ассоциации Н. А. Римского-Корсакова содержательны тем, что даже по представленной таблице видна их взаимообусловленность наличествующими здесь же образно-символическими и эмоциональными характеристиками. Так, одни тональности в его восприятии сочетают в себе сразу три характеристики, D-dur, например: эмоциональную (властный), образную (дневной, солнечный, царственный) и цветовую (желтовато-золотистый). Другие ограничены чаще двумя, иногда одной оценкой. Примечательно, что все три характеристики, включая цветовые, соответствуют большинству диезных тональностей, в отличие от бемольных, которые «скорее выражали настроение», как отмечал сам композитор.

Анализ опер на сказочно-мифологические сюжеты, составляющих большинство в сценическом творчестве композитора, показывает, что именно в них цвето-тональная символика нашла наиболее полное проявление вследствие насыщенности действия опер картинами природы. Так, например, восходы солнца в операх «Ночь перед Рождеством», «Сказка о царе Салтане», «Садко», «Золотой петушок», «Млада» звучат в A-dur’e. Также последовательно употребляются синие Es-dur и E-dur для звукописи картин ночного неба, звёзд и моря в тех же операх. Естественно, что в их тональной драматургии нашли отражение и образно-эмоциональные характеристики действующих лиц. В связи с этим интересно отметить, что в случае единения темы природы (например, моря в VII картине «Садко») с характеристикой героев (поезд новобрачных) композитор отдаёт предпочтение при выборе тональности эмоциональному состоянию героев (солнечный D-dur, а не синий, сумрачный Es-dur).

Интересны были результаты анализа и сопутствующего нечаянного эксперимента, осуществленного при казанской постановке оперы «Снегурочка» (1987). И здесь на протяжении всей партитуры чётко прослеживается прямая зависимость между выбором тональности, её определенным эмоционально-смысловым значением и настроением действующих лиц. Так, слова Мороза «Известно мне, что Солнце собирается сгубить Снегурочку» или рассказ Купавы о вероломной измене Мизгиря находят музыкальное воплощение именно в «зловещем, трагическом» cis-moll. Ариетта Снегурочки «Как больно здесь! Как сердцу тяжко стало…» звучит в элегическом g-moll. Весёлые хороводы и песни скоморохов написаны в «светлых», «радостных» тональностях – C, G, D, F. Проявление любовных чувств композитор передаёт преимущественно в «тёплом» Des-dur’e: Лель выбирает Купаву, Снегурочка дарит последний вздох Мизгирю. Эта же тональность иллюстрирует, как правило, и слова о самом тепле. Например, Лель поёт о солнце: «Тепло его в речах моих и песнях», – или Весна – о встрече счастливых краёв «за тёплыми морями». Народ приветствует гимном «владыку среброкудрого» и поёт песнь Яриле-солнцу («Свет и сила») в «сильном» B-dur’e.

При воплощении картин природы Снегурочка впервые появляется в «синем» E-dur’e, а Весна-Красна – в «весеннем, розовом» A-dur’e. В той же тональности Лель поёт о восходящей заре. Синестетическая многозначность D-dur’а проявляется в разнообразном его использовании: как для иллюстрации «царственности» шествия Берендея, так и для солнечного сияния. В финале оперы, точно на ремарке «Яркий луч света прорезывает утренний туман», даётся смена Des-dur на D-dur.

Обнаружив до этого, что в одном из эпизодов «Млады» (1890) композитор дал указания осветителям, в какой цвет должна погружаться сцена, и что цвет при этом следует его системе «цвето-тонального слуха», исследователи расписали «световую строку» для всей партитуры «Снегурочки» согласно представленной здесь таблице и передали её постановщику оперы. И каково же было их изумление, когда эта «световая партитура» была сопоставлена с эскизами художника, не знавшего ничего о «цветном слухе» композитора, – она совпала с его колористическим решением практически во всех эпизодах!

Всё это позволило Б. Асафьеву сделать следующие выводы уже в контексте развития всей русской музыки: «Для Чайковского симфония ощущалась реальной лирической драмой, но его сознание всегда искало выхода в экспрессивном. Глинка жизненно-живописное любил претворять в музыкально-лирическое. Римский-Корсаков уже мыслил музыкально-цветово, его тональное чувство было всецело красочным, он слышал и видел тональность одновременно <...>. Всегда очень реалистично, вернее, положительно-позитивно мысливший Римский-Корсаков нисколько не удивлялся в себе данному явлению, и его свидетельство в этом отношении особенно ценно».

Выдержки из статьи И. А. Ванечкина, Б. М. Галеева «”Цветной слух” в творчестве Н. А.  Римского-Корсакова». Опубликовано в кн.: Русская музыка и традиция: межвузов. сб. науч. тр. – Казань: Консерватория, 2003, с.182–195.

Задание
Послушайте знакомые произведения, в том числе композитора Н. А. Римского-Корсакова, «примерьте» на себя роль слушателя-синестета. Зная тональность произведения, предположите его цветовую гамму. Сопоставьте свои ощущения с «цветным» восприятием композитора Н. А. Римского-Корсакова.


Авторы-разработчики урока: Л. Г. Чуракова, П. В. Мамчур.
Техническая поддержка и реализация проекта в сети: сотрудники пресс-центра, Москва, 2019 г.