Рубрики
История

Проблемы обеспечения безопасности и охраны общественного порядка в период Великой российской революции 1917 г.

В первом составе председатель Временного правительства князь Георгий Евгеньевич Львов стал одновременно и министром внутренних дел. Князь Г.Е. Львов был известным общественным и политическим деятелем, до революции 1917 г. возглавлял Главный по снабжению армии комитет Всероссийских земского и городского союзов (Земгор), много сделавшего для снабжения фронта продовольствием и обеспечения боеприпасов.  После начала Великой российской революции 1917 г. Временное правительство занялось реорганизацией центрального аппарата Министерства внутренних дел.

0
Щербаков Сергей Николаевич,
кандидат исторических наук
методист ГБОУ ГМЦ ДОгМ,
scherbakowsn@mosmetod.ru

В первом составе председатель Временного правительства князь Георгий Евгеньевич Львов стал одновременно и министром внутренних дел. Князь Г.Е. Львов был известным общественным и политическим деятелем, до революции 1917 г. возглавлял Главный по снабжению армии комитет Всероссийских земского и городского союзов (Земгор), много сделавшего для снабжения фронта продовольствием и обеспечения боеприпасов.  После начала Великой российской революции 1917 г. Временное правительство занялось реорганизацией центрального аппарата Министерства внутренних дел. В феврале-марте 1917 г. политическая полиция в виде охранных отделений, губернских жандармских управлений была разгромлена восставшими [1]. Реформируя Министерство внутренних дел, Временное правительство создало из его структур несколько ведомств: Министерство духовных дел иностранных исповеданий, Министерство почт и телеграфов, Министерство государственного призрения, а главное управление по делам печати МВД было преобразовано в Книжную палату.

В начале весны 1917 г. Временное правительство действовало в беспокойной обстановке нагнетаемых политическими партиями революционных настроений, которые овладели массами и стремилось учитывать эти общественные настроения. Нередко революционными толпами в феврале-марте 1917 г. овладевали порывы стихийной ненависти к представителям «старого режима», горожане избивали околоточных надзирателей, городовых и устраивали потасовки, нападая на полицейских и арестовывая их. Например, директор департамента МИД В.Б. Лопухин, освещая в своих записках события 27 февраля 1917 г. в Петрограде упоминает о том, что «по городу носились грузовики с вооруженными людьми, отовсюду была слышна стрельба, повсюду валялись убитые и раненые; полиция расстреливала восставшие войска и народ, были разгромлены суд, полицейские участки, тюрьмы, заключенные освобождены» [3].

Таким образом, сначала столица, затем и вся страна начали погружаться в пучину разнузданного криминального произвола, количество различных правонарушений стремительно увеличивалось в регионах. Что касается   арестованных восставшим народом полицейских и стражей порядка дореволюционной России, то их судьбу решали следственные отряды из представителей судебного ведомства, адвокатуры и Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Арестованных полицейских подвергали допросам и если показания свидетелей были в пользу обвиняемых, то служителей закона могли освободить. Если были сложные случаи или свидетелей не находилось, то судьбу таких арестованных полицейских могли решить специально созданные временные суды, которые состояли из представителей рабочих, солдат и делегатов Советов, а также мирового судьи. Известный российский социолог П.А. Сорокин (1889–1968) отмечал, характеризуя события революции, что «в эти дни мы также получили информацию, что крестьяне захватывают частные поместья, грабя и сжигая их» [2].

6 марта 1917 г. Временное правительство ликвидировало Отдельный корпус жандармов, а 10 марта был упразднен Департамент полиции. Восстановить политическую полицию не пытались, так как считалось, что она не нужна «новой, свободной, демократической России». Функции разведки и контрразведки, исполнявшиеся ранее Отдельным корпусом жандармов, передали в Главное управление Генерального штаба. Сыскную (уголовную) полицию было решено передать во введение Министерства юстиции.

После свержения царя и снятия с должностей назначенных им генерал-губернаторов и губернаторов перед Временным правительством встал вопрос о создании на местах новых органов власти. При самодержавной монархии в России начала XX в. губернаторы были чиновниками Министерства внутренних дел. Временное правительство назначило на место губернаторов и генерал-губернаторов своих представителей – комиссаров. 5 марта 1917 г. Министерство внутренних дел своим циркуляром подтвердило, что губернские и уездные комиссары Временного правительства обладают правами губернаторов. Однако решения комиссаров часто оспаривались местными выборными властями (Советами рабочих и крестьянских депутатов) и это в условиях ослабления власти Министерства внутренних дел привело к серьезным проблемам с состоянием правопорядка в регионах. Данная ситуация в течение весны-лета 1917 г. постепенно привела к переходу власти в регионах к местным Советам рабочих и крестьянских депутатов.

В Петрограде либеральные партии, пришедшие к власти, провозгласили реформу МВД и 22 марта 1917 г. в правительство поступило представление «О реформе местного управления на основе преобразования органов непосредственного государственного управления на местах в органы самоуправления и предоставлении последним всей полноты власти». В МВД создается Особое совещание по реформе местного управления и самоуправления, один из отделов которого приступил к разработке реформы милиции. Однако «революционный порыв трудящихся масс» опередил работу Временного правительства по созданию новых органов охраны общественного порядка и борьбы с преступностью.

26 февраля 1917 г. городская дума Петрограда объявила о создании столичной милиции, во главе которой был избран архитектор Дмитрий Андреевич Крыжановский (1871–1942). Наряду с городской думой формированием милиции занимался Комитет военно-технической помощи фронту, в котором большинство было у студенчества, поэтому возникшая так называемая «студенческая милиция» принимала активное участие в аресте бывших полицейских. Были образованы районные отделения городской милиции, в которых назначены уполномоченные. Формировали милицию из добровольцев, в инструкции для милиционеров говорилось, что они должны не только «защищать всех и каждого от всякого насилия, обид и самоуправства, но и противодействовать контрреволюции». Однако в период Великой российской революции 1917 г. при Временном правительстве в милицию проникали представители преступного мира. Только в первые дни марта 1917 г. без строгого контроля и учета было роздано несколько десятков тысяч милицейских удостоверений, часто сотрудники милиции стали проводить незаконные обыски, реквизиции. Форменной одежды у милиционеров при Временном правительстве не было, их отличительным знаком была лишь красная повязка с буквами «ГМ», что значило «гражданская милиция» или иногда «городская милиция». Летом-осенью 1917 года руководство местных органов милиции вынуждено было проводить периодические чистки своих кадров. Однако проверить самих руководителей местных органов милиции было сложно, так как по факту формирование милиции и ее деятельность в период Великой российской революции 1917 г. не контролировались в полной мере министерством внутренних дел Временного правительства!

В Москве милиция была создана 1 марта 1917 г. решением городского комитета общественных организаций, ее начальником стал адвокат, член партии меньшевиков Алексей Максимович Никитин (1876–1939). Московский Совет рабочих депутатов предложил принимать на службу в милицию добровольцев по рекомендации общественных организаций, поэтому значительную часть сотрудников органов милиции составили студенты, интеллигенция, зачастую не имевшие ни достаточного административного опыта, ни владеющие навыками обращения с оружием.

Министрами юстиции и генерал-прокурорами в период Великой российской революции 1917 г. были последовательно семь человек: Александр Федорович Керенский, Павел Николаевич Переверзев, Г.Д. Скарятин (управлял три дня в статусе заместителя министра юстиции), Иван Николаевич Ефремов (управлял десять дней), Александр Сергеевич Зарудный, Александр Алексеевич Демьянов (три недели управлял ведомством без утверждения в должности) и Павел Николаевич Малянтович [2]. Огромное количество их министерских приказов, циркуляров, обращений, записок и распоряжений (от циркуляра А. Ф. Керенского «освободить всех политических заключенных» до телеграммы министра юстиции П.Н. Малянтовича об аресте В.И. Ленина) не способствовало усилению государственной власти Временного правительства в период Великой российской революции 1917 г.

В апреле 1917 г. Временное правительство провело широкую амнистию заключенных в результате которой на свободе оказалось более 88 тысяч человек, из них только 5,7 тысяч осужденных за политические преступления, а 67,8 тысяч – за уголовные (14,5 тысяч уголовников просто сбежали, пользуясь неразберихой) [3]. После этого в городах России резко возросло количество краж, бандитских налетов, попыток организации контрреволюционных выступлений.

Авторитетный экономист и социолог Александр Васильевич Чаянов (1888–1937) описал увиденное в Петрограде 3 и 4 июля 1917 г. и своем очерке «Петроградский кошмар (Впечатления очевидца)» в газете «Власть народа» от 6 июля 1917 г., № 59. А.В. Чаянов упоминает «беспорядочную стрельбу, повальные обыски домов, избиения, иногда убийства» [4].

После событий 3–5 июля 1917 г. (вооруженное выступление большевиков в Петрограде) по инициативе Временного правительства была образована Особая следственная комиссия с целью ареста и последующего суда над виновными «в измене Родине и предательстве революции…». Александр Сергеевич Зарудный как министр юстиции осуществлял общее руководство деятельностью вышеупомянутой комиссии. Однако вследствие крутого нрава, Александр Сергеевич Зарудный неоднократно имел столкновения со своими заместителями и 3 сентября 1917 г. оставил должность министра юстиции Временного правительства. Попытки Временного правительства и МВД укрепить милицию успеха не имели, власть находилась в состоянии перманентного кризиса. Министерство внутренних дел, его руководство в период Великой российской революции 1917 г. явно не справлялись со своими задачами, прежде всего – с организацией охраны общественного порядка и борьбы с преступностью, продолжавшей стремительно расти. Милиция не участвовала в событиях 25–26 октября 1917 г. в Петрограде.

После победы Советской власти рабоче-крестьянская милиция также была призвана бороться с контрреволюционерами, к которым стали относить не только защитников царского правительства, но и сочувствующих свергнутому Временному правительству. После октября 1917 г. Военно-революционный комитет принял решение об упразднении столичного управления милиции, так как оно стремилось «к воссозданию старого полицейского строя», а Декретом о суде № 1 Совнарком РСФСР упразднил российскую прокуратуру (были ликвидированы институты судебных следователей, прокурорского надзора, институты присяжной и частной адвокатуры).

После свержения Временного правительства и взятия власти большевиками II Всероссийский съезд Советов 27 октября (9 ноября) 1917 г. Избрал Всероссийский центральный исполнительный комитет и Временное рабоче-крестьянское правительство – Совет народных комиссаров. В числе образованных комиссариатов был и Народный комиссариат внутренних дел (НКВД) во главе с Алексеем Ивановичем Рыковым (1881–1938). НКВД стал правопреемником Министерства внутренних дел Временного правительства. После взятия власти большевиками важное место в системе органов защиты и охраны тыла занимали внутренние войска, через некоторое время был создан корпус ВЧК, различные подразделения военной охраны, обновлена конвойная стража, появились войска вспомогательного (специального) назначения. В первые недели после прихода к власти большевиков все места лишения свободы оставались в ведении Главного управления местами заключения, вошедшего в наркомат юстиции; тюремные инспекции перешли в ведение местных Советов и постепенно Совет народных комиссаров стал энергично формировать новую систему органов революционного правопорядка.

Таким образом, стоит отметить, что в период Великой российской революции 1917 г. обострилась криминогенная обстановка в городах страны, Временное правительство несмотря на все усилия отдельных министров, чиновников и комиссаров не смогло в полной мере решить проблемы обеспечения безопасности и охраны общественного порядка. Поэтому после свержения Временного правительства и взятия власти большевиками, последним пришлось спешно создавать в новых условиях общественного кризиса и формировать действенную систему революционной законности в условиях начала Гражданской войны в России.

Список литературы:

1. Звягинцев А.Г. История Российской прокуратуры. 1722–2012. Краткое изложение истории прокуратуры в лицах, событиях, документах. М.: ОЛМА Медиа Групп. 2012.
2. Лопухин В.Б. Записки бывшего директора департамента Министерства иностранных дел / Отв. ред. С.В. Куликов; вступит. Ст. С.В. Куликова, подгот. текста и коммент. С.В. Куликова, Д.Н. Шилова. СПб.: Нестор-История, 2008.
3. Министерство внутренних дел. 1902–2002. Исторический очерк: Объединенная редакция МВД России. 2004.
4. Хрестоматия по отечественной истории (1914–1945): Учеб. пособие для студентов вузов / Под ред. А.Ф. Киселева, Э.М. Щагина. М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1996.

Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.