Рубрики
Воспитательная работа

Проблемы развития ребёнка в условиях депривации

Депривацией называют особое психическое состояние человека, возникающее при невозможности удовлетворить собственные жизненные потребности, которые могут быть абсолютно любыми (сон, прием пищи, двигательная и слуховая активность, общение с родителями и т.д.).

0
Яцина Анастасия Сергеевна,
специалист по социальной работе отделения дневного пребывания несовершеннолетних
Центра социальной помощи семье и детям г. Москвы «Кутузовский»,
icyys@mail.ru

Депривацией называют особое психическое состояние человека, возникающее при невозможности удовлетворить собственные жизненные потребности, которые могут быть абсолютно любыми (сон, прием пищи, двигательная и слуховая активность, общение с родителями и т.д.).

Й. Лангмейер и З. Матейчек дают такое определение депривации: психическое состояние, возникшее в результате таких жизненных ситуаций, где субъекту не предоставляется возможности для удовлетворения некоторых его основных (жизненных) психических потребностей в достаточной мере и в течение длительного времени.

А. Маслоу [1], сопоставляя данные понятия, выделяет две разновидности депривации: депривацию небазовых потребностей и угрожающую депривацию. Первая легко замещается и не вызывает серьезных последствий для организма. Вторая рассматривается как угроза личности, то есть как депривация, которая угрожает жизненным целям индивидуума, его самооценке, препятствует самоактуализации – словом, препятствует удовлетворению базовых потребностей.

О депривации также говорят, когда человек оказывается лишенным привычных благ. Данный термин употребляется в довольно широком спектре значений в различных науках, в том числе, и в психологии, а произошел он от латинского слова «deprivatio», что в переводе означает «лишение».

В научных кругах понятие получило более широкое распространение в начале ХХ века. В то время активно проводились физиологические исследования, направленные на изучение функционирования человеческого организма в условиях лишения, например, пищевой или двигательной депривации.

Для психологии основным результатом таких исследований стало то, что человек, лишенный возможностей удовлетворять собственные нужды, испытывает сильный психологический и физический дискомфорт.

Депривация сна составила отдельную область исследований. Опыты, проведенные на людях, доказали, что при недостаточном количестве сна или полном его отсутствии происходят некие изменения сознания, снижение воли, возникновение слуховых и зрительных галлюцинаций. Таким образом, депривация сна, также как и лишение организма пищи, является способом вызвать противоестественное состояние сознания человека, хотя в некоторых мистических практиках до сих пор существует ошибочное мнение, что подобные лишения – это путь к «очищению».

Не менее богатую историю имеет и так называемая «сенсорная депривация», связанная с сокращением сенсорных стимулов, поступающих к органам чувств. Истории известны случаи, когда люди добровольно лишали себя зрения или заточали себя в пещерах, стремясь тем самым уйти от мира и обрести уединение. В действительности же, сознание, полностью лишенное внешней стимуляции, также подвергается изменениям: у человека в состоянии сенсорной депривации возникают неправдоподобные ощущения, которые можно идентифицировать как галлюцинации. Исследования в данной области проводятся с помощью специально построенных аппаратов. Так, существует особая камера, обустроенная шумоизоляцией. В нее помещается испытуемый, движения которого также сковываются. Как показали эксперименты, реакция людей на подобного рода изоляцию от внешних стимулов может быть очень разной, но практически никогда испытуемые не испытывали никаких приятных ощущений, а в последствии и вовсе отказывались от участия в аналогичных экспериментах, так как сенсорная и социальная депривация – это путь к деградации личности и мыслительных процессов.

В современной психологии о депривации говорят в несколько ином ключе. Данным термином обозначается нехватка социальных и сенсорных стимулов, способная привести торможение нормального интеллектуального и эмоционального развития ребенка [2].

Если классифицировать понятие депривация, то она бывает абсолютная и относительная. Об абсолютной форме депривации речь идет тогда, когда индивид в силу каких-либо социальных или материальных факторов не способен удовлетворить свои насущные потребности в пище, жилье, получении образования и т.д. А вот понятие относительной депривации находится между вариантом нормы и патологией. По сути, в подобном состоянии человек не чувствует себя удовлетворенным имеющимися у него благами. Понятие относительной депривации во многом схоже с фрустрацией, однако фрустрация – это явление кратковременное.

Й. Лангмейер [4]и З. Матейчек анализируют четыре вида психической депривации:

• Сенсорная (стимульная). Сенсорная депривация заключается в невозможности удовлетворить потребности во впечатлениях. Сюда относится зрительная, слуховая, осязательная, сексуальная и другие формы.

• Когнитивная. По сути, это отсутствие у человека возможности эффективно и рационально познавать мир, сюда же входит культурная форма депривации.

• Эмоциональная. В эту группу входит так называемая материнская депривация (родительская), а также любые другие типы лишений, связанные с ограничением возможности в установлении эмоциональных связей или их разрыв, к примеру, в случае смерти близкого человека. Патернальная форма депривации часто возникает тогда, когда ребенок воспитывается в неполной семье.

• Социальная. Это понятие означает, что личность лишена возможности выполнять собственную социальную роль, вследствие социальной изоляции. Социальная депривация возникает у заключенных в тюрьмах, воспитанников детских домов и т.д.

Сенсорная депривация может быть спровоцирована как некими экстремальными обстоятельствами, так и физическими недостатками человека [3].Отдельно рассматривается материнская депривация, способствующая психической и физической отсталости в первые годы жизни детей по причине нехватки общения с матерью или другими взрослыми. Подобная сенсорная и эмоциональная депривация приводит к нарушениям развития психики и эмоциональному обеднению.

Социальная депривация возникает вследствие вынужденной, принудительной или добровольной изоляции. Однако границы данного типа лишений довольно широки, так как могут включать в себя, в том числе, и педагогический дефицит. В условиях вынужденной изоляции человек оказывается оторванным от привычного окружения не по своей воле, например, заблудившись в глухих лесах тайги и т.д. Принудительная изоляция подразумевает целенаправленное помещение индивида в закрытые группы (больницы, исправительные учреждения и т.д.). Встречаются и такие личности, которые выбирают для себя добровольную изоляцию, становясь отшельниками. Стоит подчеркнуть, что даже полная социальная изоляция не означает, что человек действительно чувствует себя несчастным вследствие фатальных лишений. Отдельные личности, отличающиеся стойкостью и зрелостью характера, переносят подобные условия относительно легко практически без негативных последствий для психики.

С точки зрения различных наук, определенный интерес представляет такое явление, как депривация сна. Недостаточное или отсутствующее удовлетворение потребностей во сне часто возникает тогда, когда на организм оказывают влияние такие факторы, как бессонница, различные психические нарушения, приводящие к расстройствам сна и т.д. Также существует теория, согласно которой депривация сна может быть использована в качестве весьма эффективного метода лечения депрессии. Ранее лишение человека сна использовалось в качестве способа пыток на допросах.

В любом случае, следует понимать, что добровольная или принудительная депривация сна может привести к истощению организма и другим крайне негативным последствиям.

Сенсорная, эмоциональная, материнская депривация, как и остальные ее типы могут быть явными и скрытыми. Так, явные лишения можно наблюдать у всех заключенных в тюрьмах или воспитанников детских домов, а вот о скрытой депривации можно даже не догадываться, так как возникает она при внешне благоприятных обстоятельствах. Также один человек может испытывать на себе сразу несколько лишений.

Несмотря на то, что существует немало различных типов депривации, все они имеют некоторые общие проявления:

• повышенная тревожность;

• обостренное чувство неудовлетворенности собой;

• снижение жизненной активности;

• частая смена настроения;

• немотивированная агрессия и т.д.

Стоит также принимать во внимание, что эмоциональная депривация и любые другие ее формы могут иметь различную степень выраженности. Как правило, в большинстве случаев человеку удается однонаправленное ее воздействия с помощью удовлетворения своих прочих потребностей.

Последствия, которые могут быть вызваны различного рода лишениями и ограничениями, довольно разнообразны. Сенсорная депривация нередко приводит к немотивированной агрессии, бессоннице, потере аппетита и, как следствие, истощению организма. Аналогичными последствиями чревата и депривация сна, и эмоциональная депривация, и прочие ее типы. В наиболее тяжелых случаях, когда человек вынужден находиться в жесткой изоляции, может сильно пострадать психическая сторона здоровья [3].Так, к примеру, заключенные одиночных камер, люди, находящиеся в неких экстремальных условиях, нередко страдают от истерических и бредовых расстройств, психозов, депрессии.

Практически всегда у человека, находящегося в условиях лишения, возникают всплески агрессии, которые могут распространяться на окружающих или же самого себя. Это может выражаться в попытках причинить себе вред, совершить суицид, а также в скрытой форм аутоагрессии, проявляющейся во вредных привычках, зависимостях, соматических заболеваниях (гипертонии, язвенной болезни т.д.). Люди с определенным складом характера могут пытаться причинить вред окружающим. Как правило, объектом агрессии становятся люди, обладающие тем, чего лишен больной.

Интересно, что социальная депривация и некоторые другие ее типы способны запустить в организме человека своеобразные защитные механизмы. Так, если индивид длительное время будет находиться в одиночестве, вполне вероятно, что он станет говорить сам с собой. Галлюцинации в таких ситуациях часто становятся способом компенсации сенсорной депривации.

Специфическое лечение рассматриваемого состояния пока не разработано. Если речь идет об относительной ее форме, то полностью избавиться от этого состояния и сопутствующих ему последствий можно, устранив главные причины. Как правило, устранить проблему помогает длительная работа с квалифицированным психотерапевтом или психологом.

Гораздо сложнее дело обстоит с абсолютной депривацией, так как единственным способом ее устранения может стать предоставление человеку тех благ, которых он лишен или помощи для их самостоятельного достижения. Однако в этом случае грамотная психотерапия и психологическая помощь также рекомендуется.

Кроме того, существует несколько способов, позволяющих временно отключить механизмы депривации. Считается, что выработка агрессии, вызванная лишениями, прекращается при стрессовом воздействии, а также интенсивных физических нагрузках. Последствия двигательных и сенсорных ограничений можно вполне успешно компенсировать в творческой деятельности, тогда как при нехватке материнского внимания, проблема становится куда глубже. При этом, чем раньше личность испытала на себе подобные ограничения, тем больше негативных последствий возникает и тем тяжелее с ними справиться в дальнейшем

Для полноценного развития ребенка необходимо, чтобы удовлетворялись его основные психические потребности. Отсутствие или недостаточность реализации какой-либо потребности приводит к возникновению психических нарушений.

Психическая депривация является психическим состоянием, возникшим в результате таких жизненных ситуаций, где субъекту не предоставляется возможности для удовлетворения некоторых его основных психических потребностей.

В том случае, когда эти потребности не реализуются, возникает депривационная ситуация.

Так как депривация обусловлена недостаточным удовлетворением основных потребностей ребенка в течение длительного времени, принято выделять несколько видов психической депривации: депривация значений (когнитивная), депривация эмоционального отношения (эмоциональная), депривация идентичности (социальная), депривация стимульная (сенсорная). В том случае, когда отсутствует устойчивая упорядоченная структура внешнего мира, возникает когнитивная депривация [2]. У ребенка не реализуется потребность в познании действительности как определенного распорядка стимулов. Это в свою очередь способствует непониманию происходящего, невозможности его регулировать.

Наличие низкого количества сенсорных стимулов, а также их ограниченная изменчивость и модальность являются причиной возникновения сенсорной депривации. В этом случае окружающие ребенка взрослые не обеспечивают оптимальный для нормального развития  уровень стимуляции. Происходит либо дефицит, либо стимульная перегрузка. Ребенок находится в перенасыщенной стимулами обстановке или страдает от стимульной обедненности действительности. И то и другое способствует неблагоприятным физиологическим изменениям детей, таким как нарушение частоты пульса и дыхания, десинхронизация электроэнцефалограммы.

При недостаточной реализации потребности в установлении эмоционального контакта возникает депривация эмоционального отношения. Для нормального развития ребенка необходимо иметь тесную эмоциональную связь с матерью или тем, кто ее заменяет.

Важную роль для развития полноценной личности ребенка играет его интеграция в социальные отношения. Ребенку необходимо осознать свою автономность от матери. Особенно ярко это проявляется тогда, когда ребенок начинает самостоятельно передвигаться и говорить. Если у ребенка наблюдается ограниченная возможность в самостоятельном усвоении своей социальной роли,   то возникает социальная депривация.

Все перечисленные виды психической депривации вызваны разнообразными и достаточно сложными конкретными депривационными ситуациями. Один и то же ребенок может быть подвержен большому количеству депривационных факторов. В связи с этим ребенок может страдать несколькими видами психической депривации одновременно или испытывать их воздействие последовательно.

Дети, которые воспитываются вне семьи, в условиях сиротства или в неблагоприятных психосоциальных условиях, имеют большой риск развития психических нарушений. Психические нарушения могут повлечь как объективные факторы – условия, в которых живет и воспитывается ребенок, так и субъективные – психическое, личностное, соматико-физиологическое развитие ребенка. К основным жизненным потребностям можно отнести потребность в окружении, которое способствует развитию ребенка; в эмоциональных связях, прежде всего матерью, отцом и близкими людьми потребность уюта, ощущение комфорта, защищенности, доверия, ощущение постоянства и доброжелательности окружающей среды. Потом это становится основой для укрепления веры в себя, способности к самореализации. Если ребенок не может удовлетворить основные жизненные потребности, у нее развиваются депривационного нарушения.

Ученые выделяют такие виды деривации: эмоциональная, сенсорная и когнитивная, индивидуальная, социальная и культурная, материнская.

История человечества знает крайние случаи депривации, когда ребенок находился в полной изоляции от человеческого общества и культуры. Реальное завершение известной истории о Маугли отличается от художественной интерпретации тем, что «волчьи дети» (Камила, Амала и Каспер) так и не смогли превысить уровень развития 5-летнего ребенка.

В крайних случаев депривации принадлежит также явление «госпитализма» – ухудшение состояния здоровья под влиянием пребывания в лечебных учреждениях. Такая депривация возникает, если ребенок в младенчестве (как правило, период между 6–11-ти и до 24 месяца) теряет уже налажены близкие связи с матерью или лицом, его заменяющим.

Первая стадия проявления характеризуется ярко выраженным протестом: криком, агрессивными попытками вырваться из неблагоприятной ситуации. Дети меньшего возраста свое недовольство активно проявляют несколько позже, после 4–6 недель разлуки с близкими они начинают громко и долго плакать.

Вторая стадия наступает через несколько часов или дней: ребенок успокаивается, он как бы теряет надежду на результативность своих усилий. В этот период может возникнуть активность (сосание пальца, раскачивание тела), что является проявлением попыток самого ребенка расширить поле сенсорной стимуляции без помощи взрослого. Постепенно детский плач становится монотонным, а то и вовсе прекращается, взгляд приобретает меланхолического выражения, дети как бы «замерзают». Они часами могут лежать с широко открытыми глазами, сфокусированными в одном направлении. Общение с такими детьми осложняется или становится вовсе невозможным. Развитие постоянно замедляется, ребенок теряет вес, сон становится неустойчив, снижается сопротивляемость организма к заболеваниям. У таких детей начинают отказывать основные жизненные системы – пищеварения, дыхания, функционирования кожных покровов и основных органов, что делает их уязвимыми к инфекциям. Если такому ребенку не оказать срочной помощи, то возвратность процесса становится невозможной, в крайних проявлениях заканчивается смертью.

Если ребенку удалось выжить, то на третьей стадии начинается процесс воспроизводства отношений с окружающими. Но ребенок уже «психологически отказалась» от материнской любви и заботы. И в этот момент может отреагировать на возвращение матери безразличным отношением, даже презрением.

Сила разрушительных деривационных условий развития ребенка зависит от его возраста: тем интенсивнее, чем меньше ребенок и большая ее беспомощность и зависимость.

Последствия психической депривации, как правило, проявляются в неприспособленности ребенка к социально-сложившимся нормам жизни, а также в неадекватности их поведения.

Классической картине психической депривации присущи:

• задержка развития речи – особенно «страдает» синтаксис и содержательные характеристики, социальное использование языка, сообщение переживаний и пожеланий относительно будущего;

• задержка развития социальных и гигиенических навыков и привычек, при создании которых нужны тесные отношения со взрослым;

• задержка развития мелкой моторики при низкой производительности интеллектуального развития (низкий уровень рисуночных тестов), наблюдаются преимущества практического компонента над содержательно-понятийным;

• недифференцированное, примитивное отношение к людям;

• инфантильное поведение;

• эмоциональная тупость, которая проявляется в отсутствии жалости и застенчивости.

Депривационные проявления могут включать характеристики различных отклонений, а именно: задержки или отклонения психического развития, олигофрении, минимальные мозговые дисфункции и т.д.

Причиной депривации могут быть следующие ситуации:

• нежелательная беременность, отказ от ребенка, отсутствие в раннем возрасте материнской заботы, смерть родителей, физическое отсутствие отца (запись отца во время регистрации рождения ребенка со слов другого лица);

• проживание детей в семьях с низким социальным статусом и культурным уровнем, в многодетных семьях, где детям не хватает достаточного внимания и заботы родителей;

• травматическое вынужденное общение детей с родителями и родственниками, которые имеют проблемы психического и физического развития;

• жестокое обращение родителей с детьми, эксплуатация детей;

• пренебрежение потребностями развития детей, длительное пребывание ребенка в сиротской учреждении.

Травматической может быть такая ситуация: при высоком социально-экономическом статусе семей существуют избыточные требования к уровню развития ребенка. Родители не уделяют достаточного внимания потребностям ребенка, что приводит непрерывный (дисконтинуальний) характер воспитания [2].

Неблагоприятную для развития ребенка «повторное сиротство» – изменение формы социально-правового статуса ребенка-сироты или ребенка, лишенного родительской заботы, и повторное ее размещения в интернатных учреждениях.

Природа наделила детей особым качеством, которая может их поддержать в трудные времена недостаточной заботы и потерь, верой в благоприятное будущее. Дети дошкольного и младшего школьного возраста, которые пережили смерть своих родителей, могут эту веру потерять. Как показывает терапевтическая практика, острая реакция на потерю близкого человека возникает у ребенка не сразу, а имеет отдаленные сроки проявления. В некоторых случаях проявления горя после потери близкого человека фиксировались у детей через год после трагического события.

Если в ситуации неблагоприятного окружения и тяжелых переживаний ребенок остается без защиты и поддержки близких ему людей, он теряет надежду на благоприятное будущее и может остановиться в своем развитии, даже регрессировать (будто вернуться на ту стадию развития, в которой было комфортнее).

Реакция ребенка на потерю близких людей и ее последующая адаптация к новой ситуации зависят от многих факторов: возраста ребенка на момент потери родительской опеки; кого именно теряет ребенок – отца или мать, обстоятельств, повлекших смерть родителей, особенностей поведения и реакции на потерю других членов семьи и их способности компенсировать своей заботой детскую горечь и боль.

Дети, проживающие в асоциальных семьях, как правило, не имеют необходимой социальной поддержки на момент потери близких людей и самостоятельно переживают ситуации потерь и насилия. Тревога, печаль, депрессия и агрессия присущие этим детям в значительной степени. Эти проявления – их реакция на потери и сигнал о необходимости помощи – поиск людей, которые могли бы стать в их жизни близкими.

Чрезмерная травмированность ребенка может нарушить ход ее развития, вызывать различные эмоциональные и поведенческие негативные реакции, извращения в формировании его личности. И, как следствие, можно проследить отставание в умственном развитии детей, лишенных родительской опеки, которые воспитываются в интернатных учреждениях.

Опыт личности – это динамическая система потребностей, интересов, стремлений, умений, знаний, привычек, сформировавшихся в процессе жизни человека. Через оценки прошлого, опыт формирует эталоны для построения будущего, выливает на выбор средств деятельности. Вместе это определяется понятием «жизненный стиль». Опыт может облегчать, может перегружать жизни (наличием пережитых травм), а в ситуациях сиротства, вследствие ранней травматизации ребенка, может привести к изменению механизмов развития – появление механизма защиты от душевной боли (равнодушия и черствости). Опыт детей-сирот часто выходит за пределы обычного общечеловеческого: пережитые детьми психотравмы опосредствуют настоящем стремление детей, их желания, интересы, поведение и т.д.

Социальный статус «детей без семей»:

• дети-сироты;

• социальные сироты;

• дети улицы;

• дети-беглецы;

•дети, которые проживали длительное время в учреждениях коллективного содержания и воспитания;

• дети-жертвы насилия;

• дети асоциальных семей.

За этими названиями стоят типичные характеристики и индивидуальные особенности, которые тоже следует учитывать, оценивая опыт ребенка.

Индивидуальные предпосылки (пол, возраст, конституционные качества, психические свойства) являются определяющими для особенностей развития и меры депривационного воздействий: от минимальных до максимально угрожающих жизни и здоровья ребенка.

Показатель глубины депривационного воздействий – скорость восстановления эмоциональных контактов ребенка с взрослыми: чем быстрее проходит этот процесс, тем меньше депривационного воздействий потерпела ребенок.

Х. Волфгейм показывает, что дети, которые находились в концентрационных лагерях, через 2–3 месяца реабилитации имели уже здоровый вид. Однако, по мнению ученых, опыт лишения жизненно необходимых потребностей не проходит бесследно даже в ситуациях, когда ребенок смог приспособиться к неблагоприятным условиям жизни, оставляя после себя повышенную уязвимость или готовность к проявлению защитных компенсаторных механизмов в случае любой подобной неблагоприятной ситуации.

Оценка возвратности процесса следует проводить на основе сопоставления двух показателей: внешних влияний и внутренних предпосылок, которые могут быть как объективными, так и субъективными.

Микроуровень — внутренние предпосылки:

• возраст ребенка;

• особенности реагирования на стресс-факторы;

• опыт перенесенных психотравм;

• личностные характеристики.

Макроуровень – социально-экономические условия: предоставление опеки ребенку в течение всего периода ее социализации

В каждом конкретном случае симптоматику по развитию и состояния здоровья детей, лишенных родительской опеки, следует рассматривать в ракурсе влияния факторов трех уровней:

• макроуровень – объективные факторы, характеризующие внешнюю среду и свидетельствуют о причинах сиротства и степень соотнесения условий содержания ребенка потребностям ее возрастного развития;

• микроуровень – субъективные факторы: возраст ребенка на момент переживания потерь и перемен, опыт переживаний и пренебрежение потребностями развития и т.п.;

• мезоуровень – стресс-фактор, который проявляется как результат взаимодействия двух предыдущих факторов (объективных и субъективных), в ситуации биологического сиротства действует как «острый», а в ситуации социального сиротства – как хронический фактор.

Отсутствие достоверных сведений, что указанные факторы могут осложнить процесс диагностики и эффективность психологической коррекции. Иногда даже возраст ребенка может быть неизвестен и определяется по следующей схеме: характеристика биологической, психологической, культурной, социальной составляющих развития, что помогает установить хронологический и психологический возраст ребенка.

Объективные и субъективные факторы риска можно разделить на две группы:

• факторы, связанные с биологической семьей приемного ребенка и условиями ее предыдущего проживания в семье;

• факторы, связанные с особенностями психического развития самого ребенка, вследствие потери опеки биологических родителей.

Развитие детей, которые воспитывались вне семьи, свидетельствует не об отклонении в развитии личности, а о формировании принципиально иных механизмов ее активности, которые, давая возможность ребенку приспособиться к жизни в обедненных условиях (интернатное учреждение), создают ограничения для вхождения ее в общественное социальное окружение.

Так, у детей, находящихся в условиях общего содержания зафиксировано формирование таких типов депривованого личности:

• «подавленный тип» – характеризуется пассивностью, апатичность, что затрудняет диагностику. Иногда таких детей относят к группе умственно отсталых;

• «социальные провокации» – характеризуется контрастными эмоциональными проявлениями, возникающие вследствие постоянного проживания в закрытых учреждениях;

• «гиперактивный тип» – поведение характеризуется легкостью вступления в контакт, резко выраженными тенденциями демонстративного поведения, яркой заинтересованностью всем окружающим, что воспринимается самими детьми как игра, забава;

• хорошо «приспособленные дети» – наличие компенсаторного поведения: алчности, мастурбации, ранних сексуальных связях, аутичных тенденций, нарциссизма и т.д.

Дефицит общения со взрослыми и детьми, характерный для воспитанников интернатных учреждений, обусловливает развитие неадекватности построения модели дальнейшего общения. Преобладают защитные формы поведения в конфликтных ситуациях, проявляется в неспособности к конструктивному решению проблемных ситуаций, в агрессивных вспышках, стремлении переложить ответственность на других.

Отсутствие постоянной значимой фигуры и безусловного принятия взрослым ребенка, давление ситуации, необходимость постоянно приспосабливаться могут вызвать:

• пассивное отношение к жизни;

• несформированность социально значимых ценностей и ориентиров;

• рост конформизма – склонности избегать принятия самостоятельных решений;

• приспособленческую ориентацию предложенным стандартам оценок и поведения.

Такие особенности поведения делает детей-сирот легкой добычей криминогенных структур.

Дети без родителей делят мир на «свой» и «чужой». Ограничиваясь «чужих», они часто пытаются использовать их в своих целях, т.е. доминируют узко-прагматичные, потребительские мотивы общения. Ослабленность внутренней позиции, эмоциональная бедность, узость видения перспектив, проблемность поло-ролевого самоопределения, доминирования импульсивности и зависимости в поведении, ситуативность мышления – далеко не полный перечень характеристик детей, воспитывающихся вне семьи.

Изучение физического развития детей, лишенных родительской опеки, проживающих в государственных учреждениях (интернатах, приютах), демонстрирует существенное снижение их антропометрических показателей и наличие расстройств:

• адаптационные расстройства;

• нарушение психического развития;

• сопутствующие психические заболевания.

Адаптационные расстройства у детей-сирот можно объединить в следующие группы:

• поведенческие расстройства, многочисленные – агрессивные, регрессивные, психопатоподобные проявления, встречаются чаще у детей-сирот, чем в социальных сирот;

• психосоматические – нарушение сна; главные и сердечные боли; дискинезия желчевыводящих путей и тревожно-депрессивные проявления, наблюдаемые исключительно в социальных сирот и восстанавливаются без специальной терапии через 1–5 месяцев;

• тревожно-депрессивные – наличие краткосрочные или пролонгированные депрессивные состояния у детей, исчезают через 1–5 месяцев проживания в адекватных условиях опеки;

• случаи быстрой адаптации – равнодушное отношение детей к собственной судьбе и чрезвычайно тщательное выполнение правил поведения.

Расстройства адаптации являются входными воротами в картину психической депривации. Своевременное их выявление поможет поставить диагноз и построить эффективную коррекционную программу.

Нарушения психического развития (дизонтогенез):

• ретардация;

• психический инфантилизм;

• асинхрония;

• регресс.

Яркими проявлениями эмоциональной психической депривации выступают личностные расстройства и поведенческие отклонения. Для детей характерны ситуативные характерологические, патохарактерологические реакции, часто обусловливающие патохарактерологическое развитие личности.

В неблагополучных условиях жизни (гипоопека, безнадзорность, семейный алкоголизм, наркомания, насилие и жестокость в отношении детей) могут формироваться аффективно-возбудимый тип патологического развития личности со склонностью к гневливости, конфликтам, частым аффективным разрядам; тормозимый тип патологического развития личности, отличающийся неуверенностью в себе, робостью, обидчивостью, склонностью к психогенным астеническим реакциям, что может сопровождаться замкнутостью, лживостью, патологическим фантазированием; неустойчивый вариант патологического развития личности, характеризующийся зависимостью поведения от сиюминутных желаний и влечений, неумением преодолевать трудности, отсутствием интереса к труду [3].

Поведенческая патология обусловлена психопатическими расстройствами личности как врожденными, так и сформировавшимися в процессе социализации в ситуациях привации и сепарации, и отличается склонностью депривированных детей к дезадаптации, тотальностью и стабильностью (признаки выделены П.Б. Ганнушкиным). Склонность к дезадаптации (межличностной и внутриличностной) проявляется в таких паттернах поведения, как конфликтность, неудовлетворенность взаимоотношениями с людьми, противостояние им, социально-психологическая изоляция, непринятие себя как личности. Тотальность поведенческой патологии говорит о том, что человек дезадаптирован в разных жизненных ситуациях (семья, межличностные отношения, профессиональная деятельность). Стабильность поведенческой патологии выражается в длительности ее проявлений.

В поведении часто обнаруживаются реакции имитации – повторение поведения сверстников и взрослых, обладающих авторитетом в глазах ребенка, активного и пассивного протеста. Эмоционально-волевая незрелость, нервно-психическая неустойчивость, интеллектуальная незрелость, усугубленные безнадзорностью либо сиротством – благоприятная почва для бродяжничества, формирования химической зависимости, делинквентности.

Приведенные сведения дают ответ на вопрос «Почему сироты часто пессимистически воспринимают действительность, ожидают в будущем неудач, а их поведение во многом зависит от влияния и авторитета взрослых». Подростки, воспитывающиеся в обстановке семейного неблагополучия, не чувствуют себя «защищенными» и поэтому ощущения и переживания ущербности и неполноценности постоянно сопровождают их.

Последствия эмоциональной депривации в условиях проживания вне семьи или в неблагополучной семье находят отклик во взрослой жизни в депрессиях, апатии, невротических и специфических расстройствах личности.

Подводя итог сказанному, подчеркнем, что для полноценного становления личности важным выступает гармонизация всех взаимоотношений человека с окружающей его средой. И отсутствие эмоциональной связи в виде любви, внимания и нежных чувств, наряду с другими лишениями, имеет патогенное значение для развития с широким спектром проявлений в виде снижения коммуникативно-познавательной активности, дефицитарности мотивационно-потребностной сферы, эмоционально-личностных нарушений и аффективных расстройств поведения.

Список литературы:

1. Маслоу А.Г. Дальние пределы человеческой психики: Пер. с англ. СПб.: Евразия, 1997. С. 18.
2. Семянников С.С., Алмазова О.В. (Научные редакторы: И.А. Филатова; О.Г. Нугаева). Понятие и виды психической депривации. В сборнике: Изучение и образование детей с различными формами дизонтогенеза Материалы всероссийской научно-практической конференции студентов, магистрантов, аспирантов и слушателей.
3. Сибилева Л.В. Усвоение понятия «депривация» в курсе психологии. В книге: Методика вузовского преподавания Тезисы 6-й межвузовской научно-практической конференции. 2003. С. 220–223.
4. Лангмейер И., Матейчик З. Психическая депривация в детском возрасте. Прага: Авиценум, 1984. С. 115.
5. Роженко А.В. Особенности адаптации к обучению в школе детей с психической депривацией // Гуманитарные и социально-экономические науки. 2005. № 2. С. 218–219.
6. Кузнецов А.П. Понятие «социальная депривация», ее влияние на развитие психики ребенка // Проблемы науки. 2015. № 1 (1). С. 66–68.
7. Шахманова А.Ш. Социализация детей в условиях родительской депривации // Известия Южного федерального университета. Педагогические науки. 2009. № 12. С. 93–99.
8. Смолярчук И.В., Вдовина Т. Умственное развитие детей в условиях депривации // Психолого-педагогический журнал Гаудеамус. 2003. Т. 1. № 3. С. 82–86.
9. Персиянцева С.В., Дифференциальные аспекты когнитивной и эмоционально-волевой сферы развития / С.В. Персиянцева // Вестник университета (Государственный университет управления). 2009. № 18 (44). С. 90–92.
10. Шабалина С.А. Влияние материнской депривации на жизнедеятельность детей. // Вестник Чувашского государственного педагогического университета им. И.Я. Яковлева. 2011. № 4–2. С. 203–208.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0